Сегодня: Воскресенье 5 Июль 2020 г.

В тылу врага

4 Июнь 2020 г.
Я долго думал, что мне иногда напоминает современная жизнь в моей стране. И вот методические рекомендации для тех, кто знает и понимает, что за страна была СССР, что несли стране и миру бойцы и командиры РККА. Это, наверное, пригодится тем, кто понимает и знает, что помимо прописанных в бумагах законов, существует закон человеческий: что есть совесть и Память. Память не показная для отчета, не та, которой прикрываются, завесив грудь щитом побрякушек из бронзы, а память ежедневная. Которая мозг и душу выворачивает от лицемерия и несправедливости.

Эта памятка для тех, кто помнит, что «живых к живым распределить всегда успеем…». А если о павших забыть, то и живые хуже мертвых станут.

Так вот для этих людей методика.

Вы в тылу врага, на оккупированной территории. Здесь у Вас возникают проблемы похоронить с должными почестями солдат и командиров РККА. Зато нет проблем с увековечением погибших солдат вермахта. Границы территории, захваченной противником, вы можете определить по состоянию воинских захоронений РККА, Вермахта и войск СС.

Вам бесполезно обращаться к представителям оккупационной администрации: «старосты», «бургомистры», «полицейские», «службы безопасности», СД. Староста скажет, что ничего не решает - нет полномочий, идите к бургомистру, если повезет попасть к бургомистру и он поймет, что Вы для него «опасный элемент»-общественник, читай, «подпольщик и сопротивленец», на Вас спустят полицию и службу безопасности и у вас найдут что-нибудь запрещенное и, в лучшем случае, дискредитируют или отправят в лагерь, либо на принудработы.

Вам однозначно не дадут достучаться до верховной власти, у Вас на пути старосты, бургомистры, полиция и служба безопасности.

Вас будут пытаться завербовать. Простые вещи, о которых вы попытаетесь говорить: совесть, память и прочее будут изначально восприняты с деланным вниманием, с вами будут разговаривать как с буйно-помешанным. Томным голосом успокаивать, говорить о важности проводимой Вами работы, обещать повсеместное содействие и помощь. Если увидят, что вы успокоились, Вам предложат выступить на каком-нибудь митинге. Затем вручат грамоту от оккупационной администрации, может даже медаль. Потом попросят пойти на маленькие уступки, типа флаг на гробу солдата РККА заменить с красного на какой-нибудь другой. Похоронить погибшего не сразу по прибытию его праха, а к дате, так как может прибыть бургомистр, а мертвый потерпит, терпит же 75 лет и ничего. И если Вы пойдете на это, дальше Вам предложат пост в оккупационной администрации и тут уже все Ваши принципы будут растоптаны, так как Вы уже замараны в связях с врагом и скрипучим голосом хозяина Вам это разъяснят.

Как определить врага? Если староста или бургомистр сразу не понимают, о чем вы говорите, когда на Вашу просьбу провести достойные похороны солдата или командира РККА, помочь ветерану Великой Отечественной войны, либо труженику тыла или просто пожилому немощному человеку и предлагает собрать совещание и обсудить с коллегами, то вы попали в руки противника.

Что нужно делать? Осознать, что Вы в тылу врага. Искать «подпольщиков». Это люди, которые будут понимать, о чем Вы говорите, и разделять Ваши убеждения и идеалы. То есть простые, почти уже забытые человеческие ценности. У подпольщиков зачастую есть возможность распространять листовки и рассказывать об истинном положении дел на фронтах Совести, Памяти, Правды. Они сведут вас с партизанами. Это люди, которые делают то, что делаете Вы, не обращая внимание на вражеское окружение и частенько страдающие от этого. Вы сможете объединиться и продолжать делать свою работу.

Верхом везения для Вас станет, если вдруг с Вами встретится глубоко законспирированный агент Центра. Это человек, занимающий высокий пост в оккупационной администрации, но разделяющий Ваши взгляды на простые вещи. Он в силах оказывать ограниченное влияние на действия оккупационных чиновников. Агентов очень немного и становится все меньше, так как им приходится все чаще принимать меры воздействия на врагов и раскрываться.

Вам показалось, это смешно))) Мне тоже. Но жаль, что все чаще этот смех застревает в горле, а на тебя с непониманием, а все чаще и с ненавистью смотрят пустые холодные глаза «старост» и «бургомистров». Ну что, ждем в гости «полицаев»?)))

Сергей Мачинский


В тылу врага

4 Июнь 2020 г.
Я долго думал, что мне иногда напоминает современная жизнь в моей стране. И вот методические рекомендации для тех, кто знает и понимает, что за страна была СССР, что несли стране и миру бойцы и командиры РККА. Это, наверное, пригодится тем, кто понимает и знает, что помимо прописанных в бумагах законов, существует закон человеческий: что есть совесть и Память. Память не показная для отчета, не та, которой прикрываются, завесив грудь щитом побрякушек из бронзы, а память ежедневная. Которая мозг и душу выворачивает от лицемерия и несправедливости.

Эта памятка для тех, кто помнит, что «живых к живым распределить всегда успеем…». А если о павших забыть, то и живые хуже мертвых станут.

Так вот для этих людей методика.

Вы в тылу врага, на оккупированной территории. Здесь у Вас возникают проблемы похоронить с должными почестями солдат и командиров РККА. Зато нет проблем с увековечением погибших солдат вермахта. Границы территории, захваченной противником, вы можете определить по состоянию воинских захоронений РККА, Вермахта и войск СС.

Вам бесполезно обращаться к представителям оккупационной администрации: «старосты», «бургомистры», «полицейские», «службы безопасности», СД. Староста скажет, что ничего не решает - нет полномочий, идите к бургомистру, если повезет попасть к бургомистру и он поймет, что Вы для него «опасный элемент»-общественник, читай, «подпольщик и сопротивленец», на Вас спустят полицию и службу безопасности и у вас найдут что-нибудь запрещенное и, в лучшем случае, дискредитируют или отправят в лагерь, либо на принудработы.

Вам однозначно не дадут достучаться до верховной власти, у Вас на пути старосты, бургомистры, полиция и служба безопасности.

Вас будут пытаться завербовать. Простые вещи, о которых вы попытаетесь говорить: совесть, память и прочее будут изначально восприняты с деланным вниманием, с вами будут разговаривать как с буйно-помешанным. Томным голосом успокаивать, говорить о важности проводимой Вами работы, обещать повсеместное содействие и помощь. Если увидят, что вы успокоились, Вам предложат выступить на каком-нибудь митинге. Затем вручат грамоту от оккупационной администрации, может даже медаль. Потом попросят пойти на маленькие уступки, типа флаг на гробу солдата РККА заменить с красного на какой-нибудь другой. Похоронить погибшего не сразу по прибытию его праха, а к дате, так как может прибыть бургомистр, а мертвый потерпит, терпит же 75 лет и ничего. И если Вы пойдете на это, дальше Вам предложат пост в оккупационной администрации и тут уже все Ваши принципы будут растоптаны, так как Вы уже замараны в связях с врагом и скрипучим голосом хозяина Вам это разъяснят.

Как определить врага? Если староста или бургомистр сразу не понимают, о чем вы говорите, когда на Вашу просьбу провести достойные похороны солдата или командира РККА, помочь ветерану Великой Отечественной войны, либо труженику тыла или просто пожилому немощному человеку и предлагает собрать совещание и обсудить с коллегами, то вы попали в руки противника.

Что нужно делать? Осознать, что Вы в тылу врага. Искать «подпольщиков». Это люди, которые будут понимать, о чем Вы говорите, и разделять Ваши убеждения и идеалы. То есть простые, почти уже забытые человеческие ценности. У подпольщиков зачастую есть возможность распространять листовки и рассказывать об истинном положении дел на фронтах Совести, Памяти, Правды. Они сведут вас с партизанами. Это люди, которые делают то, что делаете Вы, не обращая внимание на вражеское окружение и частенько страдающие от этого. Вы сможете объединиться и продолжать делать свою работу.

Верхом везения для Вас станет, если вдруг с Вами встретится глубоко законспирированный агент Центра. Это человек, занимающий высокий пост в оккупационной администрации, но разделяющий Ваши взгляды на простые вещи. Он в силах оказывать ограниченное влияние на действия оккупационных чиновников. Агентов очень немного и становится все меньше, так как им приходится все чаще принимать меры воздействия на врагов и раскрываться.

Вам показалось, это смешно))) Мне тоже. Но жаль, что все чаще этот смех застревает в горле, а на тебя с непониманием, а все чаще и с ненавистью смотрят пустые холодные глаза «старост» и «бургомистров». Ну что, ждем в гости «полицаев»?)))

Сергей Мачинский