Сегодня: Вторник 26 Октябрь 2021 г.

Горящие камни. Притаившаяся смерть

25 Сентябрь 2021 г.
Карелия известна всем копарям всех оттенков: от черных до алых-и такие появились не так давно. Карелия известна тем, что война здесь, как вчера прошла. Благодаря своей природе Карелия сохранила все следы войны в почти первозданном виде. Линии траншей, опутанные колючей проволокой, чуть подернутой ржавчиной, а местами и вообще в оцинковке. Блиндажи и целые блиндажные городки, в некоторые из которых можно войти, чуть разобрав свалившиеся с наката камни. Солдатское снаряжение, имущество тылов. Скалы, завалены военным хламом, эхом войны.

И здесь же притаилась смерть. Минные поля в первозданном виде, неразорвавшиеся снаряды, мины. Номенклатура боеприпасов – вся Европа и СССР. Выдумщики финны, прагматичные немцы, норвежцы, бельгийцы и чехи лепили здесь свои адские машинки. Вот с виду обрезок водопроводной трубы, а приглядеться, из него торчит самодельный взрыватель из гильзы немецкой ракетницы и запала гранаты Ф-1. Вот горка непонятных мин, а на капсуле Бельгия. Вот гнилой корпус венгерской гранаты, вот ещё какая-то убийственная хрень, сразу и не разберёшь. Смерть затаилась на 80 лет.

Иногда, читая в новостях о гибели при подрыве поисковиков, я вспоминаю своего старого армейского товарища. Он сапёр по военной специальности. Дипломированный, высококвалифицированный военный инженер в звании полковника. Прошел три войны в разных должностях и чинах. Однажды он попросился со мной в экспедицию. Иметь в экспедиции сапера – это большое дело! Мы поехали.

После установки лагеря все в поиск. Саня пошел со мной. Его просто распирало от любопытства и вот долгожданная железная хрень, а внутри – смерть. Саня подошёл к находке, прикоснулся к ней руками, и я увидел на лице этого "железного" человека не страх, а, наверное, непонимание вместе с настороженностью. Он перевернул "хрень" на бок увидел ещё больше проржавевший бок и отдернул руку. Встал и сказал тоном, не терпящим возражений: "Пошли, отсюда!". Я, перевернувший, перетащивший и перекидавший тонны этого ржавого хлама непрофессионал, удивился, но мы ушли. Вечером у костра, видя задумчивый и отстранённый взгляд Санька, упертый в мерцающий костер, я спросил его о причине такой задумчивости. Саня помолчал и начал говорить медленно, будто разгоняя себя: "Понимаешь, на войне, когда я подхожу к мине, я понимаю, что она живая. Ее сделал живой, очень умный и хитрый человек. Ее задача – убить меня и моих товарищей. Человек, который её делал, вложил в нее все свое коварство и хитрость. Мина живая, она как смертник с поясом шахида, она готова в любое мгновение, при малейшей моей ошибке разорваться на тысячи частей и убить меня. Я должен ее перехитрить и перехитрить того человека, который её поставил. Я, начиная мыслить, как он, стараюсь чувствовать и видеть, как он и, если мне это удается, я побеждаю. А, прикоснувшись к ржавой убийственной хрени, я увидел перед собой контуженного старика-убийцу, который не растерял навыки профессионального убийцы, но мозг его поражен болезнью Паркинсона и шизофренией одновременно с опухолью мозга. Что он сделает в любой момент, даже если к нему не притрагиваться, никто не может предугадать. Серёга, я понял, что не смогу взять эту мину. Она непредсказуема! Ты знаешь, сколько в ней сложных частей и сколько в ней нестабильных химических элементов? Она сама по себе может сработать, просто от дождя или трещины в одном из корпусов ее тысячи частей. Ее может разминировать только такой же сумасшедший, смертник или дурак!".

Я сам таскал тысячи боеприпасов и предвижу скепсис копарей, но мне запали в голову слова моего друга, и я стал именно его глазами смотреть на смертельные машинки войны. Смотрите также. Не испытываете судьбу, дуракам везёт, но только какое-то время. Помните и то, что в лесу вы редко одни и Ваша глупость может вылиться в трагедию многих.

Пусть все поисковики возвращаются домой вне зависимости от их цветовой дифференциации. Будьте здоровы!

Сергей Мачинский.


Горящие камни. Притаившаяся смерть

25 Сентябрь 2021 г.
Карелия известна всем копарям всех оттенков: от черных до алых-и такие появились не так давно. Карелия известна тем, что война здесь, как вчера прошла. Благодаря своей природе Карелия сохранила все следы войны в почти первозданном виде. Линии траншей, опутанные колючей проволокой, чуть подернутой ржавчиной, а местами и вообще в оцинковке. Блиндажи и целые блиндажные городки, в некоторые из которых можно войти, чуть разобрав свалившиеся с наката камни. Солдатское снаряжение, имущество тылов. Скалы, завалены военным хламом, эхом войны.

И здесь же притаилась смерть. Минные поля в первозданном виде, неразорвавшиеся снаряды, мины. Номенклатура боеприпасов – вся Европа и СССР. Выдумщики финны, прагматичные немцы, норвежцы, бельгийцы и чехи лепили здесь свои адские машинки. Вот с виду обрезок водопроводной трубы, а приглядеться, из него торчит самодельный взрыватель из гильзы немецкой ракетницы и запала гранаты Ф-1. Вот горка непонятных мин, а на капсуле Бельгия. Вот гнилой корпус венгерской гранаты, вот ещё какая-то убийственная хрень, сразу и не разберёшь. Смерть затаилась на 80 лет.

Иногда, читая в новостях о гибели при подрыве поисковиков, я вспоминаю своего старого армейского товарища. Он сапёр по военной специальности. Дипломированный, высококвалифицированный военный инженер в звании полковника. Прошел три войны в разных должностях и чинах. Однажды он попросился со мной в экспедицию. Иметь в экспедиции сапера – это большое дело! Мы поехали.

После установки лагеря все в поиск. Саня пошел со мной. Его просто распирало от любопытства и вот долгожданная железная хрень, а внутри – смерть. Саня подошёл к находке, прикоснулся к ней руками, и я увидел на лице этого "железного" человека не страх, а, наверное, непонимание вместе с настороженностью. Он перевернул "хрень" на бок увидел ещё больше проржавевший бок и отдернул руку. Встал и сказал тоном, не терпящим возражений: "Пошли, отсюда!". Я, перевернувший, перетащивший и перекидавший тонны этого ржавого хлама непрофессионал, удивился, но мы ушли. Вечером у костра, видя задумчивый и отстранённый взгляд Санька, упертый в мерцающий костер, я спросил его о причине такой задумчивости. Саня помолчал и начал говорить медленно, будто разгоняя себя: "Понимаешь, на войне, когда я подхожу к мине, я понимаю, что она живая. Ее сделал живой, очень умный и хитрый человек. Ее задача – убить меня и моих товарищей. Человек, который её делал, вложил в нее все свое коварство и хитрость. Мина живая, она как смертник с поясом шахида, она готова в любое мгновение, при малейшей моей ошибке разорваться на тысячи частей и убить меня. Я должен ее перехитрить и перехитрить того человека, который её поставил. Я, начиная мыслить, как он, стараюсь чувствовать и видеть, как он и, если мне это удается, я побеждаю. А, прикоснувшись к ржавой убийственной хрени, я увидел перед собой контуженного старика-убийцу, который не растерял навыки профессионального убийцы, но мозг его поражен болезнью Паркинсона и шизофренией одновременно с опухолью мозга. Что он сделает в любой момент, даже если к нему не притрагиваться, никто не может предугадать. Серёга, я понял, что не смогу взять эту мину. Она непредсказуема! Ты знаешь, сколько в ней сложных частей и сколько в ней нестабильных химических элементов? Она сама по себе может сработать, просто от дождя или трещины в одном из корпусов ее тысячи частей. Ее может разминировать только такой же сумасшедший, смертник или дурак!".

Я сам таскал тысячи боеприпасов и предвижу скепсис копарей, но мне запали в голову слова моего друга, и я стал именно его глазами смотреть на смертельные машинки войны. Смотрите также. Не испытываете судьбу, дуракам везёт, но только какое-то время. Помните и то, что в лесу вы редко одни и Ваша глупость может вылиться в трагедию многих.

Пусть все поисковики возвращаются домой вне зависимости от их цветовой дифференциации. Будьте здоровы!

Сергей Мачинский.