Сегодня: Суббота 28 Май 2022 г.

Зайцева Гора

11 Декабрь 2021 г.
Наша экспедиция из 200 человек - поисковиков со всей России - приехала в Барятинский район Калужской области. Населенный пункт Зайцева Гора, высота 269,8. Что сейчас знают об этом месте? Немного и, наверное, немногие. Таких мест в России, Беларуси, Украине много. Их называют "долины смерти”, "долины славы”, а мне кажется, больше подходит "Поле Памяти”. Потому что здесь хочется только молчать и помнить.

Именно здесь в апреле 1942 года в прорыв по болотам пошли 7 советских дивизий и потеряли до 80 процентов личного состава. Именно здесь был совершен подвиг, не имеющий аналогов в истории войн. Здесь, под позициями немцев, был прорыт туннель, под немецкий опорный пункт заложили 25 тонн взрывчатки и уничтожили его. Взрыв был такой силы, что в радиусе километра от места подрыва сработали минные поля. Об этом сейчас напоминает огромная воронка с торчащими из нее бетонными балками. Сейчас здесь лес, он весь изрыт траншеями и воронками, усыпан пробитыми солдатскими касками и брошенной амуницией. А тогда было поле и болото. Немцы оседлали высоту еще в 1941 году, врылись, как водится, капитально, а наши дошли до подножия и залегли под огнем прямо в заболоченной низине. Она и сейчас при малейшем дожде превращается в болото. Мы работали тут в прошлом году. Я здесь начинал свою поисковую деятельность в 90-е и всегда, пробираясь через заросли кустарника, перепрыгивая с кочки на кочку по заболоченному черному лесу, обходя залитые водой воронки и траншеи, думал: какой же все-таки душевной силы были эти люди.

Меня, не изнеженного мужика, привыкшего к походной жизни, поражало, как они больше двух лет могли здесь жить, сражаться, совершать подвиги, делать это абсолютно осмысленно, почти каждый день поднимаясь под огнем в атаку через поле, усеянное трупами врагов и своих товарищей. Подумайте: огонь не разжечь (демаскирует), кухня не подойдет (простреливается), вся жизнь под прицелом с высоты, все перемещения только с наступлением темноты. Высушить одежду и, хотя бы снять мокрое, только ночью. Кто из нас может представить это? Они смогли все это пережить и победить! Победить и не стать зверями, не озлобиться, не дезертировать, не думать о своей шкуре, не сваливать вину за происходящее на власть, командиров, соседей...

Первого солдата в том году мы нашли случайно, проводя хозяйственные работы при установке лагеря. Он лежал у подножия высоты Малая. Из-под мха почти торчала каска, под ней - останки молодого солдатика. Скорее всего, он погиб в апреле. Очередь из немецкого пулемета попала ему в живот, пробив шинель, подсумки с патронами к винтовке. Некоторые пули застряли в патронах, но остальные - разорвали молодое сильное тело. Он схватился за живот, выронил винтовку, тут она и лежала, ноги подогнулись, и он осел в снег. Так его и нашли с руками на животе и подогнувшимися ногами в новых, почти не ношеных солдатских ботинках. Кто он? Не знаю. Медальона или подписных вещей не было. Что думал, поднимаясь из траншеи? Может, о девушке, о матери, о доме. Многие скептики говорят: солдат перед боем о Родине не думает, думает о близких, о жизни. А разве мать, девушка, дом - это не Родина? Это и есть Родина! А о чем думаем мы ежедневно, выходя из дома на работу, входя в метро, в офис? Много ли мы думаем о своих близких? О матери, об отце? О больной престарелой соседке? Думаем о чем угодно - о начальнике, кризисе, курсе доллара, отпуске, зарплате, покупках... О чем угодно, но не об этом. Вот и значит, что и о Родине мы не думаем, а они, и на смерть идя, думали! И в окопе под обстрелом думали. А мы? Хуже мы! Мы равнодушными становимся.

Мы их потом возле этого солдатика больше десяти нашли. Как встали из траншеи цепью, так и лежали, 15 шагов. Солдат и расчет пулеметный, с ними тут в цепи миной разорванный так, что двоих в радиусе 10 метров собирали. А всего в том году из этого леса 106 человек вернулись и легли с товарищами своими. И каждый из них о матери, доме, девушке, друге, перед смертью думал. В этом и сила их! В том, что не равнодушные они были.

А мы опять к ним пришли, за теми, кто еще под кочками и березками лежит! А вы помните того солдатика, что очередь в живот у высоты Малая принял. Потому что за вас, за меня. И товарищей его, с ним в цепи шедших. Нельзя их предать и забыть.

Сергей Мачинский


Зайцева Гора

11 Декабрь 2021 г.
Наша экспедиция из 200 человек - поисковиков со всей России - приехала в Барятинский район Калужской области. Населенный пункт Зайцева Гора, высота 269,8. Что сейчас знают об этом месте? Немного и, наверное, немногие. Таких мест в России, Беларуси, Украине много. Их называют "долины смерти”, "долины славы”, а мне кажется, больше подходит "Поле Памяти”. Потому что здесь хочется только молчать и помнить.

Именно здесь в апреле 1942 года в прорыв по болотам пошли 7 советских дивизий и потеряли до 80 процентов личного состава. Именно здесь был совершен подвиг, не имеющий аналогов в истории войн. Здесь, под позициями немцев, был прорыт туннель, под немецкий опорный пункт заложили 25 тонн взрывчатки и уничтожили его. Взрыв был такой силы, что в радиусе километра от места подрыва сработали минные поля. Об этом сейчас напоминает огромная воронка с торчащими из нее бетонными балками. Сейчас здесь лес, он весь изрыт траншеями и воронками, усыпан пробитыми солдатскими касками и брошенной амуницией. А тогда было поле и болото. Немцы оседлали высоту еще в 1941 году, врылись, как водится, капитально, а наши дошли до подножия и залегли под огнем прямо в заболоченной низине. Она и сейчас при малейшем дожде превращается в болото. Мы работали тут в прошлом году. Я здесь начинал свою поисковую деятельность в 90-е и всегда, пробираясь через заросли кустарника, перепрыгивая с кочки на кочку по заболоченному черному лесу, обходя залитые водой воронки и траншеи, думал: какой же все-таки душевной силы были эти люди.

Меня, не изнеженного мужика, привыкшего к походной жизни, поражало, как они больше двух лет могли здесь жить, сражаться, совершать подвиги, делать это абсолютно осмысленно, почти каждый день поднимаясь под огнем в атаку через поле, усеянное трупами врагов и своих товарищей. Подумайте: огонь не разжечь (демаскирует), кухня не подойдет (простреливается), вся жизнь под прицелом с высоты, все перемещения только с наступлением темноты. Высушить одежду и, хотя бы снять мокрое, только ночью. Кто из нас может представить это? Они смогли все это пережить и победить! Победить и не стать зверями, не озлобиться, не дезертировать, не думать о своей шкуре, не сваливать вину за происходящее на власть, командиров, соседей...

Первого солдата в том году мы нашли случайно, проводя хозяйственные работы при установке лагеря. Он лежал у подножия высоты Малая. Из-под мха почти торчала каска, под ней - останки молодого солдатика. Скорее всего, он погиб в апреле. Очередь из немецкого пулемета попала ему в живот, пробив шинель, подсумки с патронами к винтовке. Некоторые пули застряли в патронах, но остальные - разорвали молодое сильное тело. Он схватился за живот, выронил винтовку, тут она и лежала, ноги подогнулись, и он осел в снег. Так его и нашли с руками на животе и подогнувшимися ногами в новых, почти не ношеных солдатских ботинках. Кто он? Не знаю. Медальона или подписных вещей не было. Что думал, поднимаясь из траншеи? Может, о девушке, о матери, о доме. Многие скептики говорят: солдат перед боем о Родине не думает, думает о близких, о жизни. А разве мать, девушка, дом - это не Родина? Это и есть Родина! А о чем думаем мы ежедневно, выходя из дома на работу, входя в метро, в офис? Много ли мы думаем о своих близких? О матери, об отце? О больной престарелой соседке? Думаем о чем угодно - о начальнике, кризисе, курсе доллара, отпуске, зарплате, покупках... О чем угодно, но не об этом. Вот и значит, что и о Родине мы не думаем, а они, и на смерть идя, думали! И в окопе под обстрелом думали. А мы? Хуже мы! Мы равнодушными становимся.

Мы их потом возле этого солдатика больше десяти нашли. Как встали из траншеи цепью, так и лежали, 15 шагов. Солдат и расчет пулеметный, с ними тут в цепи миной разорванный так, что двоих в радиусе 10 метров собирали. А всего в том году из этого леса 106 человек вернулись и легли с товарищами своими. И каждый из них о матери, доме, девушке, друге, перед смертью думал. В этом и сила их! В том, что не равнодушные они были.

А мы опять к ним пришли, за теми, кто еще под кочками и березками лежит! А вы помните того солдатика, что очередь в живот у высоты Малая принял. Потому что за вас, за меня. И товарищей его, с ним в цепи шедших. Нельзя их предать и забыть.

Сергей Мачинский