Сегодня: вторник 26 сентября 2017 г.

1917-2017: Потери и обретения

9 сентября 2017 г.
Доклад протоиерея Андрея Безбородова, руководителя Калужского епархиального Отдела по изучению истории епархии в XX веке и канонизации святых, на Собрании клира и мирян Калужской митрополии, прошедшем 10 февраля 2017 года на тему: «1917-2017: Потери и обретения».


В начавшемся году, так или иначе, будут отмечать столетний юбилей событий, связанных с 1917 г. Данный доклад не имеет под собой целью дать окончательную и однозначную оценку прошедшему вековому периоду, но вместе с тем мы обязаны выработать взвешенный подход к осмыслению того сложного и трагического во многом времени.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл на открытии XXV Международных Рождественских образовательных чтений 2017 года сказал: «Суждение, как об известных деятелях этого периода, так и о людях, вовлеченных в то или иные события по разные стороны баррикад, должно основываться на всестороннем и честном осмыслении их действий. Нравственное осуждение преступлений, совершенных теми или иными лицами, не должно сужать взгляд на события тех лет, исключать возможность объективно оценивать их; тем более, ни в коем случае не следует приуменьшать признание подвигов миллионов наших соотечественников, искренне трудившихся на благо Родины и своего народа в те непростые годы».

На мой взгляд, подходит к концу период эмоционального осмысления событий гонений на Церковь в советский период, когда главными задачами являлось осуждение тоталитаризма и выявление его преступлений против личности и общества. Подобный эмоционально-политический окрас исследований решал заявленные задачи, но не способствовал всестороннему и взвешенному анализу названных событий.
Необходимо понимать, что эти события не были привнесены извне «в запломбированном вагоне», не явились следствием заговора узкого круга лиц, а имели исторические и духовные причины и предпосылки. А духовные причины освещаемых событий, на мой взгляд, стоят на первом месте. Это, прежде всего, процесс отхода от духовных идеалов Святой Руси, сначала значительного числа элиты, а затем и значительных слоев российского общества. Превалирование материалистических идей над духовными, вовлеченность в той или иной степени в утопические социально-политические проекты по построению общества материальной справедливости в российском обществе достигла высшего уровня в начале прошлого века и привела к резкому усилению революционных настроений.

Исторические исследования подтверждают факты, говорящие о серьезном и трагическом разделении общества в освещаемый период. Приведу лишь некоторые цифры.

Во время выборов в Учредительное собрание, большевики реально не могли повлиять на их результаты, так как этот процесс начался еще при Временном правительстве, партии социалистической и революционной направленности получили 67 процентов голосов. Причем среди них наибольшую поддержку получили наиболее революционные партии эееры — 40,4 % и большевики — 24 %.
Эти цифры дают и некоторое объяснение равнодушной, а иногда и радостно доброжелательной реакции населения России на события свержения монархии. Многомиллионные монархические партии при таком духовном устроении значительной части общества оказались фикцией. Серьезных выступлении в поддержку монархии не было. Общество ждало наступления эры социального и материального равенства и справедливости.
Начавшаяся гражданская война, как следствие революционных событий 1917 г., расценивается, прежде всего, как социальная катастрофа. Позиционировать себя вместе с одной из сторон этого братоубийственного конфликта, означает способствование разделению нашего общества. А это разделение проходило не по фронтам, не по социальным слоям, а по семьям и по душам людей. Вот некоторые цифры по позиции социальной группы, до недавнего времени воспринимаемой как однозначно придерживающейся позиций Белого движения — это офицерство.
Анализ позиции офицеров и генералов Российской армии также говорит о подобном разделении. От 30 до 43 % офицеров и генералов Российской армии перешли служить в Красную армию. А доля офицеров и генералов Генерального штаба, т.е. русской военной элиты, служивших в Красной армии, доходило до 46 %/ Учитывая, что во время Гражданской воины с каждой стороны погибло около миллиона военнослужащих (доля погибших гражданских лиц может доходить до 18 миллионов), и то, что даже Святейший Патриарх Тихон, по понятным причинам не испытывавший симпатии к Советской власти, не благословил ни одну из сторон гражданского конфликта, становиться на одну из сторон братоубийственной войны является недопустимым.

Без всякого сомнения в российском обществе и, особенно в Русской Православной Церкви, особую остроту и трагичность имеет тема массовых репрессий Советской власти. Здесь на первое место должны выйти не оценочные суждения репрессивной политики. Оценка незаконности и преступности такой политики уже сделана и принята российским обществом. Здесь следует избегать гиперболизации количества жертв репрессии и демонизации всего периода. Необходимо серьезно и вдумчиво подходить к
цифрам жертв репрессий, не смотря на всю трагичность. Британским историк Роберт Конквест в своей книге «Большой террор» (именно от этого историка термин «Большой террор» вошел в историографию) называет количество репрессированных в 1937-38 гг. от 7 до 8 млн., из них расстреляно от 1 до 1,5 млн. умерло или расстреляно в лагерях около 2 млн человек. Затем, уже нашими писателями и публицистами, (такими как Солженицын, Радзинский и др.) стали озвучиваться цифры репрессированных: 60, 80, 100 млн. Писатель и публицист Юрий Корякин озвучил цифру в 120 млн. По сравнению с подобными цифрами, количество в 8 млн. репрессированных за 2 года, из которых 3-3,5 млн. умерло или расстреляно, озвученных Робертом Конквестом, выглядят более скромно, но тоже реального документального подтверждения не имеют. Причиной подобного, с позволения сказать «соревнования», является не поиск истины, а излишняя политизация и эмоционализация этой темы.

Те цифры, которые я озвучу, не являются чем-то новым, они хорошо известны серьезным исследователям. В самый пик репрессивной политики в 1937-1938 гг. цифры заключенных были следующие. В 1937 г. в лагерях содержалось 820 881 чел., в колониях и тюрьмах — 375 488 чел. В 1938 г. в лагерях содержалось 996 367 чел. В колониях и тюрьмах — 885 203 чел. Таким образом, в 1937 г. в заключении находились 1 млн. 196 тыс. 369 чел., в 1938 г. — 1 млн. 881 тыс. 570 чел.

Данные на 1 января.

Что касается приговоренных к высшей мере наказания — контрреволюционные преступления, то существует общая цифра за период с 1921 по 1953 г. включительно — 642 тыс. 980 чел.

Победа над фашизмом в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., давшаяся в результате неимоверного напряжения сил и стоившая нашему народу огромных человеческих жертв, тем не менее явилась мощнейшим толчком к консолидации общества и преодолению его трагического разделения. Ярким примером этому может служить Русская Церковь, которая смогла подняться над трагедией гонений и преодолеть соблазн мести Советской власти и заняла однозначную патриотическую позицию. Здесь необходимо прослеживать и препятствовать попыткам определенных сил представить эту войну как соперничество двух тоталитарныХ систем — фашистской и коммунистической, а патриотическую позицию Церкви — поддержкой советского режима. Предпринимаются также усилия, опираясь на факты большого количества военнопленных и участников профашистах национальных формирований, таких как РОА или УНА и им подобных, объявить Великую Отечественную войну второй Гражданской войной, что сводило бы на нет величие патриотического подвига народа нашей некогда единой страны.

Тема данной работы озвучена как «1917-2017: Потери и обретения» и если смотреть на историю нашей страны и нашей Церкви только с материалистических позиций, то этот период можно было бы озаглавить просто одним словом «потери». Но опираясь на богодухновенное Священное Писание, которое говорит нам словами святого апостола Павла: «Каждого дело обнаружится; ибо день покажет, потому что в огне открывается, и огнь испытает дело каждого, каково оно есть. А у кого дело сгорит, тот потерпит урон; впрочем сам спасется, но так, как бы из огня» (1 Кор 3:13, 15) или словами пророка Исайи: «Вот Я расплавил тебя, но не как серебро испытал тебя в горниле страдания» (Ис. 8:10) помогает нам увидеть Божий промысл в этих трагических событиях.

Ввергнутая попущением Божиим в горнило страданий Русская Церковь прошла очищение, как злолото через огонь теряет чуждые ей примеси. В самом начале своих испытаний Церковь обрела молитвенника за Отечество и печальника за страдающий народ святого Патриарха Тихона. Гонения, с одной стороны, вымыли из Русской Церкви чуждые ей силы и, одновременно, воссиял целый сонм новомучеников и исповедников Церкви Русской. Русская Церковь, омытая кровью мучеников, стала чище и духовно крепче. Именно эта духовная сила помогла нашей Церкви на рубеже столетий совершить могучий рывок к новому обращению к Богу людей, могучий рывок к духовному возрождению и преображению нашего Отечества.

Свой доклад хотелось бы закончить словами из доклада митрополита Климента, сделанного им на открытии XIX Богородично-Рождественских образовательных чтений Калужской митрополии: «У нас есть только одна Россия, уходящая корнями в седую старину веков, питающуюся живительной благодатью Христовой. Русская Православная Церковь сумела сохранить эту связь времен, сохранить невредимой духовную и историческую преемственность. Современному российскому обществу необходимо обращение к опыту русского Православия, который под изменяющимися одеждами политических режимов и экономических моделей видит единственное историческое земное Отечество, неразрывно связанное с Отечеством небесным».

По материалам сайта: http://eparhia-kaluga.ru

источник