Сегодня: вторник 26 сентября 2017 г.

От жизни никогда не уставал

«Расцвела под окошком белоснежная вишня, из-за тучки далекой показалась луна», - это строки любимой песни моей бабушки Тамары Петровны Недолуга. А еще она всегда пела что-нибудь украинское («Распрягайте, хлопцы, кони, да и лягайте спочивать») и военное («Враги сожгли родную хату, угнали всю его семью»). Бабуля любила устраивать песенные посиделки, особенно летом, после обеда. Сытно накормит, нас, своих внуков, коих у нее выросло девять, разложит по кроватям в прохладе деревянного дома и начнет запевать.

Вот напоемся мы с ней до хрипоты, а потом за проигрыватель беремся. Пластинки крутили постоянно и с огромным удовольствием. Ставили сказки А. Пушкина про Царя Салтана, звуки океана (жалобно стенали горбатые киты), песенки из мультфильмов, кумиров советской эстрады. Звучали «Мгновения» Иосифа Кобзона, «Червона рута» Софии Ротару. Мне нравились романсы Вадима Козина («Не уходи, побудь со мною», «Подайте милостыню ей») и этот «отчаяньем сорванный голос», весело хрипевший: «В заповеднике, вот в каком забыл, жил да был Козел, роги длинные», «А ну, отдай мой каменный топор, и шкур моих набедренных не тронь». Хрип принадлежал Владимиру Высоцкому. На черно-белой обложке винила было помещено портретное изображение автора и исполнителя. Бард смотрел серьезно и куда-то мимо, лицо поросло бородой, рука держит акустическую гитару.

Мое знакомство с В. Высоцким состоялось тогда, когда того уже не стало. Но творчество Владимира Семеновича, умершего в 1980 году, за два года до моего рождения, для меня не ушло вместе с ним. Оно сопровождало меня и открывалось мне поэтапно. В школе в старших классах состоялась встреча с его стихами на военную тематику. Серьезными, проникающими в душу. Стихотворные строки поражали и трогали образами:


«У штрафников один закон, один конец:

Коли, руби фашистского бродягу,

И, если не поймаешь в грудь свинец –

Медаль на грудь поймаешь за отвагу».

«Вцепились они в высоту как в свое.

Огонь минометный, шквальный…

А мы всё лезли толпой на нее,

Как на буфет вокзальный».

«Из бомбардировщика бомба несет

Смерть аэродрому, -

А кажется стабилизатор поет:

«Мир вашему дому!».

«Особая рота – особый почет для сапера.

Не прыгайте с финкой на спину мою из ветвей, -

Напрасно стараться – я и с перерезанным горлом

Сегодня увижу восход до развязки своей!»…


Лирикой вдохновилась на кировском фестивале авторской песни «Жизнь как струна». Несколько лет подряд он проходил в ДК «Юбилейный». Фестивальщики показывали свое умение сочинять и исполнять. Конечно, не обходились выступления и без репертуара В. Высоцкого. Молодые люди брали в основном мелодичные произведения «Здесь лапы у елей дрожат на весу…», «Дом хрустальный на горе – для нее…», «Долго же шел ты в конверте, листок, вышли последние сроки!». Молодежь привлекало отсутствие в них слащавости.


«Я поля влюбленным постелю –

Пусть поют во сне и наяву!..

Я дышу, и значит – я люблю!

Я люблю, и значит – я живу!».

«Ну и забава у людей-

Убить двух белый лебедей!

И стрелы ввысь помчались…

А эти лебеди как раз

Сегодня повстречались».


Более полное знакомство с творческим багажом Владимира Высоцкого происходит сегодня. «Чистого слога слуга» 60-70-х годов прошлого века является моим постоянным музыкальным спутником в путешествиях. Включать просто так, в качестве фона, Владимира Семеновича нет резона. Надо вслушиваться в него. Поездка дальняя – отличная возможность вникнуть в смысл оставленного им песенного наследства. Отправляюсь на авто в путь и включаю диск «избранного» на 2,5 часа. Еду по Родине и озвучиваю о ней рифмованные истории без прикрас и преувеличения.

Любуюсь землей русской, необъятной, богатой и какой-то бесхозной. Вторит мне динамик:


«Я стою, как перед вечною загадкою,

Пред великою да сказочной страною –

Перед солоно- да горько-кисло-сладкою,

Голубою, родниковою, ржаною».

Говорят, на дворе передовой 21 век. И вижу деревни наши, продолжающие влачить свое существование, «грязью чавкая жирной да ржавою». Бывало, и вязнуть приходилось на современных деревенских улицах. Куда бы ни завела дорога – всюду видны следы испытаний, которые претерпела эта «раскисшая, опухшая от сна» «сонная держава».


«Как разрезы, траншеи легли,

И воронки – как раны зияют.

Обнаженные нервы Земли

Неземное страдание знают».


И стоят на страже памяти часовые – братские могилы в обелисках.


«Здесь раньше вставала земля на дыбы,

А нынче – гранитные плиты.

Здесь нет ни одной персональной судьбы –

Все судьбы в единую слиты».


От мемориалов Великой Отечественной войны подъезжаю к памятникам духовным. Усеяна вся Россия православными храмами. Заброшенными и возрождающимися:


«В синем небе, колокольнями проколотом, -

Медный колокол, медный колокол –

Толь возрадовался, то ли осерчал…

Купола в России кроют чистым золотом –

Чтобы чаще Господь замечал».


Заглядываю в прошлое. Там - «наколка времен культа личности засинеет на левой груди» и «у лагерных ворот, что крест-накрест заколочены, - надпись: «Все ушли на фронт», переименованный «Большой Каретный», «система коридорная» с одной уборной, «загранкомандировка» от завода… Такова социально-политическая правда жизни в государстве.

Через спорт своеобразно, с юмором, звучат рассказы об обстановке в мире и нашей стране того времени. Жестко и динамично обрисован решающий матч СССР с Канадой в хоккей. Лет двадцать с канадцами никто не мог потягаться. «А наши ребята за ту же зарплату уже пятикратно уходят вперед». Хоть законодатели игры и молились строем. Не помогло профессионалам Монреаля.

Показан высокий класс советского футбола и отдельных футболистов:


«Комментатор из своей кабины

Кроет нас для красного словца, -

Но недаром клуб «Фиорентины»

Предлагал мильон за Бышевца».

Есть посвящение вратарю Льву Яшину:

«Мяч в моих руках – с ума трибуны сходят,

Хоть десятый его ловко завернул».


Был замечательный спортсмен Герман Климов. Только знаменитый прыгун в длину всякий раз заступал черту. Поэтому результат «человека-кенгуру» не засчитывался.


«Что случилось, почему кричат?

Почему мой тренер завопил?

Просто – восемь сорок результат, –

Правда, за черту переступил».


А какие образы породило соперничество с «задирой» шахматистом Фишером, который «даже спит с доскою» и «играет чисто без помарок». Спортивный раздел записей предлагал отстаивать честь шахматной короны так:

«Если он меня прикончит матом,

Я его – через бедро с захватом,

Или – ход конем – по голове».


25 июля Высоцкий «взял да умер». Исполняется 31 год со дня смерти поэта, музыканта и актера. Его творческая жизнь – это более 600 песен и стихов. Им сыграно 20 ролей в театре. Любимый театральный герой – Гамлет, воплощенный на сцене Таганки.


«Я Гамлет, я насилье презирал,

Я наплевал на датскую корону, -

Но в их глазах – за трон я глотку рвал

И убивал соперника по трону».


На счету у Владимира Высоцкого 30 кино-работ. Самые популярные картины с ним - «Стряпуха», «Короткие встречи», «Служили два товарища», «Вертикаль» «Место встречи изменить нельзя».

Несмотря на шедшую московскую Олимпиаду, хоронила кумира вся Москва. Должен был идти спектакль с его участием. И никто не сдал билеты обратно. Они сохранены словно реликвии.

После смерти Высоцкого изучили досконально. Родные, друзья и поклонники с него «быстро маску посмертную сняли» и провели тщательный анализ жизни и творчества: кого любил, как творил, что и зачем пил... Выпущены и переиздаются сборники стихов, магнитные ленты с концертов и домашней съемки отцифрованы в CD-диски… Кажется, теперь про него и о нем знают абсолютно всё... Возможно...

Только мне недавно Владимир Семенович представился совершенно неожиданным образом. Произошло открытие в Угличском историко-художественном музее. Зашла сюда посмотреть выставку «Под благодатным покровом: Россия в произведениях священника Сергия Симакова», посвященная 700-летию со дня преставления святого благоверного князя Даниила Московского. Имя этого художника известно. Еще будучи архитектором, живописец-авангардист попал в село Загайново под Угличем и остался там. Имеет небольшой приход в восстановленном храме Михаила Архангела. Бывала. Удивительное место! Выставочный зал наполняли религиозные картины, содержащие авангардные интонации вперемешку со славянской экзотикой и христианским символизмом. Просто Сальвадор Дали в рясе написал эти полотна. И вот среди выставленных работ наряду с изображениями житий святых, исторических моментов становления Руси и пейзажами присутствовал портрет Владимира Высоцкого, связанного автором с Небесным Иерусалимом. Силуэт Владимира Семеновича, одетого в простую льняную рубаху, растворяется в просторах Родины. Виднеются на заднем плане любимые и воспетые им горы, церковные купола прорезают облака, маковки церквей на земле устремлены ввысь, парит перо, вдохновленное музой, и горит свеча. Таким, терзаемым поиском себя и по-своему ищущим свой путь к храму, ощущал Симаков Высоцкого, с которым имел личное знакомство.

Картина отца Сергия не вписывается в каноны изобразительного искусства и сложившихся представлений о Высоцком. Наверное, поэтому, встреча с ней потрясает. Подобно песням, стихотворениям, драматургическим произведениям, кино-ролям ее героя. И хочется сказать спасибо Владимиру Семеновичу за то, что в любом виде творчества он оставался настоящим, живым, искренним.


Оксана БАРКОВА.

Фото Михаила ЧУПРИНИНА.

Опубликовано в газете "Знамя труда" 23.07.2011