Сегодня: вторник 26 сентября 2017 г.

С высоты Лаврентьева Холма

Тяга к познанию и очередным открытиям у вас, уважаемые читатели «Знамени труда», надеюсь, не ослабевает? Если так, тогда собирайтесь. Вновь отправляемся знакомиться с Родиной. Как и было обещано мной, будем, наконец, покорять урочище Лаврентьев Холм. Туристический маршрут этот интересен просто существованием такого интересного географического объекта и наличием на его вершине творения рук человеческий – церкви Архангела Михаила и Казанской иконы Божией Матери.

Путь предстоит неблизкий. Так что придется запастись бутилированной водой, желательно газированной. Мне, соответствуя районам путешествия, угличская или улеймская подойдет. Крепкая, соленая и шипит на языке. А вам стоит козельскую прихватить. Своя, родная, ничем не хуже жажду утоляет. Перекусить чего – тоже не помешает в рюкзак положить! Защитим ноги удобной обувью с высоким голенищем, заправим в нее штаны. Скроем руки рубашкой с длинным рукавом, чтоб комарихи кровожадные, гнус, какой – слепни, мошкара – не донимали, клещи не нападали. Обязательно голову под кепкой или панамой спрячьте от солнца. Жарко светит светило этим летом! Напечет макушку! Да и не забудьте атлас Ярославской области. Он поможет ориентироваться на местности. Дорог то нет! Одни приблизительные направления!

Вперед!

…Если честно, идти в Лаврентьев Холм долго не решалась. Было страшновато. В прошлом году уже предпринималась попытка добраться до него. Но… не удалось правильно сориентироваться на местности, оценить свои физические возможности, расстояние. И, наверное, хорошо. В здешней округе есть еще два храма. Нельзя же проигнорировать эти объекты. Оба находятся в также давно нежилых местах – в Троицком и в Юрцеве. Даже на карту составителями они уже не наносятся. Напоминают о когда-то кипевшей здесь жизни условный знак кладбища и церковного крестика. Вдобавок страхи мои слухами недобрыми подкреплялись. Знаете, любит народ туману напустить, загадочности про заброшенные человеком и забытые Богом уголки. Ничего, решимость в итоге оправдалась по всем маршрутным целям.

Требовался добрый запас походного времени, потому пришлось вставать очень рано. Двухчасовая дорожная тряска, и перебралась из Угличского в Борисоглебский район. Определилась на стоянку. Ею послужил мехстан деревни Павлово. Стрелки часов показали 8 часов утра. Под навесом шло производственное совещание. Люди готовились выйти в поле на сенокос, обсуждали план рабочего дня и очень удивились появлению маленькой машины с номерами незнакомого сорокового региона. Однако раннюю пташку встретили доброжелательно и проявили участие в заботе гостьи. Нечасто, говорят, попадаются желающие пешком ходить по своей земле, изучать наглядно ее историю. Большинство ведь предпочитают в Египте, в Турции на пляжах без движенья жарится. А тут интересуются житьем-бытьем своего народа. Грешно не помочь? И помогли! Подробно описали тропки, указали ориентиры и самое главное – сообразили тормознуть трактор, направлявшийся (вот повезло!) в Троицкое. Дело было накануне православного праздника Троицы, и жители выбрались в коем веке в такую даль привести в порядок могилы родственников.

Воспользовавшись возможностью сэкономить силы и не плутать в поисках, взобралась в тракторный прицеп. Устроившись в прохладной и мягкой куче песка, вцепилась руками в борта сельскохозяйственной машины. Техника загудела и тронулась. Началась жуткая тряска.

Рядом со мной стоял сухонький и жилистый дедулька. Внимательными глазами он всматривался в пейзаж и грустнел. Вдруг сквозь моторный гул донеслось:

- Одичали поля, позарастали. Раньше все пахалось и сеялось, и кормов коровам не хватало. Вон, вишь, островки деревов? То – деревни бывшие. Сколько повымерло их?! Не перечесть. Перестройка шальной жизнью деревенских в город поманила. Пахать и сеять стало некому, не престижен нынче труд земледела!

Трактор вез пассажиров, легко «съедая» колесами грязевые промоины полевой дороги. Бесстрашно, не боясь застрять, надежный друг и помощник селян пересек низины ручьев – одного, второго, третьего. Свернул вправо и стал продираться сквозь заросли.

- Соткуда дочка будешь? – не сдержал любопытства старик.

- Калужская область.

- Знаю! Калужанам наш колхоз семена клевера продавал. Поклон Калуге!

Машина дернулась и затихла. «Приехали!» – раздался голос в кабине, и нас выгрузили. Кладбище утопало в крапиве. Зазвонил телефон. Чудеса! Связь мобильная в такой глуши работает! «Вжих, вжих», - запела коса. «Чик-чик» - зачирикал фотоаппарат. Сквозь путаницу древесных стволов еле проглядывался четверик. «Ни в жизнь бы не найти самой!». Стечение обстоятельств в пользу путешественника!

Казалось, самое трудное, с людской помощью, сыскано. Дожидаться транспорта не стала. Махнув рукой на прощанье занятым провожатым, двинулась обратно пехом. Удалось не сбиться с дороги и выйти на указанную развилку. Теперь предстоял подъем вверх, где по рассказам местных жила некогда деревенька Лавреньки. Она сгинула еще до войны. Единственное что осталось от нее – церковь, сооруженная в 1801 году. Входило в приход 6 селений: Лаврентьево ‚ Дыбково и Павлово при реке Пердовке, Митьково и Фефилово при прудах‚ Фоминская. Всего домов 39.

Добиралась до вершины с огромным удовольствием. Куда ни глянешь – картина маслом, в воздухе мед разливается, в ушах птичье пение музыкой природы звучит… Пришлось, конечно, оврагами попетлять. Только вид открывшийся у подножия того стоил. Каменная красавица, плененная зарослями, венчала собой холм, одетый в пушистый желтый ковер. Колокольня подпирала небосвод, алтарь упирался в центральную точку возвышенности.

Храм, на удивление, не испытывал одиночества. Низенькая избушка притулилась в сторонке (двери заперты), пасека. Хозяина не видно. Однако ж присутствие насельника ощущалось. Внутри Дома Божьего аккуратно подметено, сложены доски, кирпич, поставлен стол с книгами церковными и крестом. Значит, молиться приходит сюда отшельник.

Обернулась и с высоты Лаврентева Холма увидела Павлово. Будто на ладони поднесли посмотреть. Эх, жаль поднести ладошку эту нельзя, прыгнуть в нее и сократить прыжком спуск назад. Пять часов как никак отсутствовала. Подкрадывалась усталость, а поход пока не заканчивался.

Меняю дислокацию. Оставленный на поруки сельхозников «DAEWOO» ожидал меня в целости и сохранности. Еду в Титово. Кстати, тут, прямо на въезде, сохранились руины храма, и улица центральная носит имя княжеское. Отсюда картой указан выход на Юрцево. Смотрю, посерёд села суетится народ. Автолавка приехала! Раскупается в лет хлеб, сахар и корма скотине в придачу. Узнаю в толчее покупателей старого знакомого. Помните, дудульку в тракторе? Получается, утренний собеседник – тутошний, титовский. Тот тоже меня признал. Подошел. Развозя на тележке бабулькам мешки комбикорма для домашней птицы, он поинтересовался успехами. Вывел за село, направил нужным курсом.

Инструкции получила подробные. Нахмурившееся небо потребовало оперативного исполнения инструктажа. Набирая темп, обошла ферму и вышла на полевую накатку, наткнулась на упомянутый остов кирпичного дома, вышла на гать, проложенную в лесу… А церкви не видать! Хотя обещана была со слов инструктора явиться в конце. Покрутилась взад-вперед. Возвращаться ни с чем не хотелось. Большая-то часть плана выполнена! Взяла себя в руки, приметила след тракторный. Ага, туда… Что такое? Растворился в поле. Пересекла его вдоль. Может, все-таки, повезет?!. Наугад ринулась в лесной прогал, перебралась кочками через ручей и получила вознаграждение! Даже грянувший таки дождь не испортил моей радости.

…Всплакнув, небо просияло. Посвежели стройные белоствольные березовые рощи. Звонко запели птицы. Господи, какую ж красотищу ты даровал нам – бескрайнюю, глубокую. Не утерять бы великолепия дара твоего этого, сохранить в наследство потомкам. Без него не понять будущим поколениям ни русской поэзии, ни живописи, ни песен, ни солдат, павших, защищая Отечество, а конкретно – эти хлебородные, прохладные, живые пяди...


Оксана БАРКОВА.

Фото Михаила ЧУПРИНИНА.

Опубликовано в газете "Знамя труда" 20.08.2011