Сегодня: четверг 23 ноября 2017 г.

Знаки памяти

Главная проблема жизненных терзаний человека и его поисков смысла жизни, наверное, заключается в том, что он знает о своей смерти. И богатого, и бедного, и учёного, и обывателя ожидает в итоге одно – кладбище. Куда, пусть не с равными почестями, но обязательно снесут каждого вперед ногами. А как хотелось бы словами известной песни Владимира Высоцкого «не умереть, а именно уснуть… ».

Вселенский ужас наводило на меня кладбище в детстве. Прошмыгивая в нежном возрасте мимо могил, казалось, будто покойники смотрят мне в спину поверх могильных холмиков и проклинают: вот ты ходишь по земле, мы же – в ней лежим. Бабушка, видя такую реакцию, успокаивала свою внучку, рассказывая про бессмертную душу и царствие небесное. До старших классов в школе эта версия срабатывала. Потом все мои детские надежды на благополучное воскрешение были беспощадно разбиты. Учительница на уроке естествознания велела не ждать чудес, отрезав: «Трупы не оживают, их съедают червяки!... ». Жуть!!!

По роду моего увлечения, кладбищ мною виделось немало. Я много путешествую. Совершаю походы к православным храмам и мемориалам времён Великой Отечественной войны. Скажу так. Первые почти всегда являются кладбищенскими. Рядом со вторыми, случается, ставят часовни. И, знаете, как бы ни было жутко, глядя на многочисленные кресты, памятники, фотографии умерших, интерес пересиливает. Налюбовавшись архитектурными красотами, начинаешь бродить между оградами, заглядывать в лица тех, кто когда-то жил, пытаясь угадать людские судьбы в коротких надписях, оставленных на граните, мраморе, дереве. Постепенно доходит мысль: здесь хранится благодарная память о близких, их делах и свершениях, заслугах и подвигах.

Посещая кладбища, можно заглянуть в прошлое и пролистать страницы истории села, города, района, области, страны. Первое моё историческое открытие такого характера произошло в Санкт-Петербурге – городе, который является памятником архитектуры под открытым небом. Неизгладимое впечатление произвёл, заставляя возвращаться снова и снова, ценнейший объект петербургского зодчества – Александро-Невская лавра. Сформировавшись за три века (с XVIII по XX), она хранит следы исторического наследства России. На её территории располагаются Троицкий собор, Фёдоровская и Благовещенская церкви, семинарский, просфорный, духовный и митрополичий корпуса, башни и… некрополи.

Слово некрополь в переводе с греческого означает «город мёртвых». Здешнее Лазаревское кладбище, безусловно, таковым и является. Оно стало музеем в 1921 году. Занимает площадь в 0,7 гектара. Насчитывает свыше тысячи надгробных памятников. Когда идешь сквозь строй бесчисленных участков фамильных погребений, монументальных саркофагов, портиков и оград, стел, обелисков и пирамид с геральдическими гербами и растительным орнаментом, возникает ощущение тесноты. Давление величественной погребальной обстановки усиливается богатством материалов этих монументов и усыпальниц. Даже на дорожку переключить взгляд без вздрагивания нельзя. Представляете, протоптанные ногами на протяжении трёх столетий тропинки выложены клинкерным кирпичом и каменными плитами с забытых могил. Сохранившиеся на них эпитафии гласят (приблизительно): под сим камнем покоится тело раба Божьего такого-то, почившей тогда-то, спи с миром». Бррр… аж мурашки. Мелькают имена известных в науке, культуре и искусстве личностей (учёный М.В. Ломоносов, исследователь Камчатки С.П. Крашенинников, основатель торговой компании, осваивавшей Русскую Америку И.И. Голиков, писатель – Д.И. Фонвизин, живописец В.Л. Боровиковский, архитектор К.И. Росси, скульптор Ф.И. Шубин), государственных и общественных деятелей (генерал-фельдмаршал П. И. Шувалов, граф М.Н. Муравьев, министра С.Ю. Витте и многие другие.

Поражают своим разнообразием и художественной выразительностью формы надгробий. Над ними работали специализированные скульптурные мастерские. Скульптор Агостино Трискорни создал образ плакальщицы, склонившейся к урне. Лучшей работой итальянца считается памятник младенцам Демидовым. Я. Земмельгак увековечил купцов Яковлевых, князей Мещерских. Символ рано оборвавшейся жизни кавалергарда А.Я. Охотникова Ж. Тибио воплотил в сломанном бурей дереве на скале. Целое мемориальное собрание принадлежит представителю эпохи классицизма И.П. Мартосу. О. Монферран выполнил 6-метровую колонну в честь основателя Института путей сообщения А. Бетанкура. Изваяния таят в себе предания и легенды времён Елизаветы Петровны, Екатерины II, Павла I, Александра I… У левой стены похоронен младенец Николенька Волконский, сын декабриста Сергея Григорьевича (жена отправилась вместе с ним в сибирскую ссылку). В противоположной стороне покоится прах Натальи Николаевны Ланской, в первом браке – Пушкиной.

Вокруг сплошь заповедные уголки… Вот Благовещенская церковь (1724 год) – старейшая часть ансамбля Александро-Невской лавры. Являет собой образец архитектуры «петровского барокко» и олицетворяет «Пантеон России». То есть место, где погребены лица царской фамилии и высшие сановники государства. Тут же хранятся перенесённые из Владимира мощи Святого Благоверного князя Александра Невского – небесного покровителя города на Неве.

Был Советский Союз, и Петербург звался Ленинградом. В этот период появляется Некрополь мастеров искусств. 1,1 Га вмещает 174 надгробных памятника.

Недалеко от входа посетителей «встречает» гранитный жертвенник баснописца И.А. Крылова. «Основоположником» кладбища стал автор «Истории Государства Российского» Н.М. Карамзин. Рядом упокоен воспитатель Александра II– В.А. Жуковский. Бесплатно, признавая литературный талант, предан земле писатель Фёдор Михайлович Достоевский.

Вдоль северной ограды тянется Композиторская дорожка. «Звучит» вся история русской классической музыки XIX века в надгробиях М.И. Глинки, А.С. Даргомыжского, М.П. Мусорского, А.П. Бородина… Слух композиторов «услаждают» пением ангелы, которые поддерживают крест, осеняющий бюст композитора Петра Ильича Чайковского.

Центральная часть с фонтаном отведена русским актёрам. Встречаются представители артистичных династий Самойловых, Каратыгиных… Поэтично выполнен мемориал В.Ф. Комиссаржевской, «выходящей» в последний раз на поклон зрителю. Режиссёрский ряд возглавляет Г.А. Товстоногов, руководивший Большим драматическим театром.

Нашли пристанище и художники, и оперные певцы... Всем хорошо знакомы живописные произведения мастеров И.И. Шишкина, А.И. Куинджи, Б.М. Кустодиева, голоса, выступавших в опере О.А. Петрова, И.А. Мельникова, Ф.И. Стравинского… Список достопримечательностей мемориального парка бесконечен...

Задержимся в Питере. Посетим самый популярный среди туристов объект паломничества. Смоленское православное (есть и лютеранское) кладбище. Название ему дала церковь в честь Смоленской иконы Божьей Матери. Верующие устремляются сюда поклониться мощам Блаженной Ксении Петербургской, хранящимся в небольшой часовенке. Интерес также представляют могилы поэта А. Блока, адмирала С. Нахимова, изобретателя первого русского самолета А. Можайского, директора Царскосельского Лицея Е. Энгельгардта и няни А. С. Пушкина Арины Родионовны.

Поражают размеры братских захоронений ленинградцев, погибших в блокадные годы. Кладбище Острова Декабристов, расположенное на правом берегу реки Смоленки, пестрит обелисками. Содрогаешься от ужаса, глядя на длинные траншеи. Сколько ж блокадников погибло, испытав муки немецких бомбежек, голода и холода? Тысячи!

Город, построенный Петром, служит образцом содержания некрополей. Перенесёмся в Ярославль и увидим другой пример. За железнодорожным вокзалом находится старое Леонтьевское кладбище, начавшее своё существование между 1778 и 1783 годами. При нём построен храм во имя святителя Леонтия Ростовского. Количество погребаемых на рубеже XIX – XX веков равнялось 1500 в год (1275 погребены бесплатно). Среди погребенных немало людей, сыгравших значительную роль в истории Ярославля. Назову фамилии нескольких: архитектор Н.И. Поздеев(1855–1893 гг.), краевед Л.Н. Трефолев(1839–1853 гг.), иконописец С.С. Завязошников(1772–1855 гг.). Раскиданы на погосте целые усыпальницы купеческих родов Оловянишниковых,Пастуховых, Кузнецовых, Соболевых, Матвеевских, Холщевниковых, Вахромеевых, Сорокиных, Лопатиных, Крохоняткиных, Горошковых… Мрачными рядами прижимаются друг к дружке монолитные памятники в форме гробов, вызывая благоговенье, а, случается и зависть современников...

Нынешние богачи тоже хотят, отжив свой срок, покоится не абы где и с кем. Поэтому практикуются кладбищенской администрацией подзахоронения. Для чего исторические монументы специально рушат или снимают. «Потомственный почетный гражданин» - можно прочитать на некоторых поваленных плитах. Пренебрежительно низвергнут с постамента и обладатель этого звания Тихомиров. И таких «паданцев» на центральной аллее валяется предостаточно. Зрелище гнетущее.

Культурные традиции дворянства, правда, при печальных обстоятельствах, открылись в селе Благовещенье Большесельского района Ярославской области. Представители высшего сословия вывозили дочерей на смотрины женихам в столицу. В XIX веке ездили в Санкт-Петербург. Юная Александра Кладищева тоже отправилась на показ и… сгорела 9 февраля 1860 года на балу в пожаре, совершив свой первый и единственный выход в свет. Тело 18-летней девушки привезли на малую родину. Здесь же совершенно неожиданно донеслись отголоски войны с немцами, хотя нога врага в здешних местах не ступала. Между храмами (действующим и заброшенным) похоронены жители блокадного Ленинграда, вывезенные и умершие в 1942 году.

Большое село. Храм Параскевы Пятницы. Год постройки 1747. Под восстанавливающимися церковными стенами обращают на себя внимание три практически одинаковых памятника. Рядышком похоронены сёстры Туркины. Анна, Ольга, Евдокия – Ивановны. Крестьянки проживали в деревне Авдотьина. Они умерли в глубокой старости. Одна в возрасте 78 лет, другая – в 91 год, третья – в 83. Все отошли в мир иной «девицами». Судя по примечанию, сестрицы отличались набожностью и целомудренностью.

Бывает, открытия происходят сами собой. Случается же и наоборот. Ищешь часами нужное и не обнаруживаешь. Изрядно поплутать пришлось на Пятницком кладбище города Калуги. Ему более 225 лет. Калужский парк-некрополь официально считается памятником природы местного значения. Статус этот оправдан наличием ценных пород деревьев (произрастают тополь черный, вяз, липа, туя, ель голубая, пихта, сосна, дуб, декоративные кустарники), животных (обитает популяции дикого голубя), почти 35 тысяч захоронений. Предмет моего краеведческого поиска – индивидуальные и братские могилы воинов, сложивших свои головы в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Пользовалась описаниями, данными Книгой памяти. Толк вышел в итоге не 100-процентный. Подсказки типа – «полковник, умер от ран, похоронен в 1942 году, фамилия, имя и отчество остались неизве­стными»– не облегчали ориентацию на местности. Затруднял поисковый процесс и бесконечный лабиринт оград. Интересно, додумается ли кто-нибудь установить тут указатели? Тогда, глядишь, и желающих отдать дань уважения этим героям – младшим лейтенантам Н.М. Громову и А.Х.Ахмедову, курсантам В.В. Вишневскому и П.С. Макееву, батальонному комис­сару С.А. Ляху, капитану, артилле­ристу Бурлакову,гвардии подполковнику К.Е. Питченко, да и многим другим, затерявшимся средь почившего гражданского населения,нашлось бы больше...

Споткнуться (в прямом смысле) об историю легко в селе Ольхи Юхновского района Калужской области. Сегодня знаменит на весь регион ольховский колбасный цех. До революции на его фундаменте возвышался барский дом князей Оболенских. От обширной усадьбы осталась лишь Никольская (Знаменская) церковь. Под церковными стенами нашли покой княжеские братья: генерал-лейтенант Георгий Васильевич, дворянский предводитель Смоленской губернии, и Андрей Васильевич, действительный статский советник. Большие гранитные надгробия над могилами дворян затерялись в высокой траве, грозя ненароком разбить коленки тем, кому захотелось осмотреть достопримечательности.

Постигло забвение Николая Прохоровича Журавлёва, завершившего свой жизненный путь на кировском кладбище. Заслуги участника Октябрьской революции 1917 года канули в лету вместе с Великим октябрём. Обелиск, поставленный в честь него, облупился, могила поросла быльём.


Эликсира, дарующего бессмертие, пока ещё человеческий ум не придумал. Впрочем, и свет в конце туннеля, и геенна огненная – призрачные перспективы. Поэтому род людской оставляет на всякий случай после себя знаки памяти. Читающим эти метки слышится голос поколений: «Помните нас, живших, трудившихся, созидавших, разрушавших, всяких! Перенимайте хорошее и не повторяйте наших ошибок».


Оксана БАРКОВА.

Фото Михаила ЧУПРИНИНА.

Опубликовано в газете "Знамя труда" 03.03.2012