Сегодня: вторник 26 сентября 2017 г.

Мишень

Ещё столько не рассказано с прошлого летнего отдыха, а уже полно новых впечатлений, которыми мне хочется и даже не терпится с читателями поделиться. Нет, я не нахожусь в отпуске. Просто, пользуясь хорошей погодой, стараюсь проводить выходные в поездках.

В этом году я начала свои выезды с нашей Калужской области. А то мне даже как-то не удобно перед родным краем. Обделён он последнее время моим вниманием. Всё другие, более древние места России, манили красотами и тайнами. Но теперь спешу исправиться, и приглашаю вас, дорогие друзья, открывать для себя «близкое, своё»…

Отправляемся в большой и лесистый Юхновский район, известный своим национальным парком «Угра». Здесь меня интересует село Велино, которое входит в состав упрямовского сельского поселения. Оно расположено в 18 км от Юхнована правом берегу реки, давшей название здешнему, богатому лесом, зверьём, и историко-культурным наследством заповеднику. Доехать на малолитражке представилось возможным до деревни Коптево с остатками МТФ. Шёл шестой час вечера. Дорога сюда идёт насыпная, да такая, что приходится автомобильный слалом вокруг образовавшихся и давно не знавших грейдера ям устраивать. Хорошо, хоть осадков не намечалось. Небо над головой стояло ясное, чуть занятое облачками. Стоянка обозначена, дальше – пешком. Всего-то надо 3 километра прошагать сквозь указанную на карте географического атласа осину, ель и, как оказалось на деле, заросшие берёзовой порослью поля. Правильность выбранного направления подтверждает кем-то, видимо местными дачниками, заботливо вбитый указатель в виде палки с дощечкой. От руки на ней выведено название населённого пункта.

Самодельный дорожный знак настойчиво велит поворачивать влево на Велино… Остаётся повиноваться ему и, бодро устремляясь вперёд, вспоминать, какими данными располагаю о нём? Просмотр литературы («Памятники истории и культуры национального парка «Угра» Е. Васильевой, А. Коваленко, Г. Массалитиной, В. Новикова и «Калужские усадьбы» А. Чижкова, А. Зорина) позволил составить небольшую справку. Данное село, имевшее усадьбу, принадлежало ряду помещиков — Албучевым, Еропкиным и Тургеневым. В ХIX веке оно перешло во владение рода Ширинских-Шихматовых. На начало века XXI-го от дворянских построек сохранились лишь фрагменты парка с прудами, часть фундамента главного дома и храм вместе со старинным некрополем возле него. Кстати, именно туда меня и ведёт мой исследовательский интерес.

Боясь упустить солнце, чтобы в нужном освещении сфотографировать заброшенную церковь, ускоряю темп ходьбы. Открывшаяся картина вознаградила усердие. Солнечные лучи щедро ласкали фасад краснокирпичного здания, встречающего гостей на входе в село. За ним виднелись сельские домики. Дачи! Интернет изобилует объявлениями, сулящими продажу прекрасного и удалённого от цивилизации дачного уголка в Велино. Наслаждайся природой! Купайся! Загорай! Рыбачь! Охоться!

Здешний храм построен в 1773 году и сочетает в своей архитектуре стили барокко и классицизма. По одним данным освящён в честь Успения Пресвятой Богородицы, по другим — в честь иконы Божией Матери «Знамение». Искомый объект был опутан со всех сторон зарослями кустарника. Крыша трапезной провалилась. Только, несмотря на свой обветшалый облик, чувствовалась в нём некая несломленность. Разглядывая его, не могла никак понять, в чём же она заключалась? Как вдруг – неожиданно осенило! Наверху двухъярусной колокольни и главного церковного купола золотом на закатном свете сияли целёхонькие кресты и подкрестники. Такое в моих путешествиях не встречалось нигде, даже в богатейших окрестностях Ростова Великого. Вот так сюрприз!

Источники говорят, что храм в Велино принадлежал к числу самых богатых в тогдашней Смоленской губернии. Оценивался в 30 тысяч рублей. Подтверждением тому служит сделанная несколько лет назад находка. Кладоискатели-любители нашли недалеко в овраге чугунок с иконами и церковной утварью. Клад передали Калужской епархии. Вопреки всеобщему стремлению разбогатеть, встречаются и честные люди, считающие подобные ценности достоянием общественности.

Правда, как бы ни крепился храм сохранностью своих главных внешних атрибутов, внутри он всё-таки дал слабинку. Присела я на камень отдохнуть. Сижу, любуюсь остатками роскошной лепнины и коваными решётками на окнах. Что такое? Абсолютную тишину разрухи нарушил какой-то звук. Кап, кап, кап… Неужели дождь грянул? Не должен! С чего б? Вон, виднеющийся сквозь провал в потолке, небосвод чист и синь, будто знаменитая налакированная ростовская финифть. Подставила ладошку. Сухая! Ничего не понимаю. Откуда тогда капает? Может, послышалось? Пригляделась. Ну, надо же! Звонко падая вниз, по углам сводов стекали капли воды… Или слёз?

Ему было от чего плакать. Дома, просматривая сделанные фотоснимки, я ахнула. Этот храм, в отличие от своего соседа в Упрямове, служившего огневой точкой немцам и уничтоженного нашим ответным огнём, пережил Великую Отечественную войну, десятилетия человеческого забвения и… получил в мирное время пулю…Кресты, столь восхитившие меня своей сохранностью, оказались жестоко израненными многочисленными выстрелами. Кому, ради чего взбрело в голову потешиться над святым символом искупления столь безобразным образом? Впрочем, неважно! Намоленная велинская святыня, оплакивала не свои раны. Этот тихий, проникающий глубоко в душу, плач был по тем, кто выбрал мишенью самих себя.


Оксана БАРКОВА.

Фото Михаила ЧУПРИНИНА.

Опубликовано в газете "Знамя труда" 30.06.2012