Сегодня: пятница 14 декабря 2018 г.

Действительно, это что-то!

2 декабря 2018 г.

Александр Кондрашов

О нём я услышал в субботу в эфире одной из популярных радиостанций, на которой две известные авторитетные ведущие регулярно критикуют наше «пропагандистское» телевидение. Иногда что-то рекомендуют к просмотру, то есть тоже пропагандируют. Обычно это какие-то передачи с «Дождя» или интернет-шоу типа «Вдудь» и «Парфенон». А тут вдруг заговорили про сериал на НТВ. Называется «Декабристка». Там 50-е годы, Светлана Иванова играет возлюбленную адвоката (Дмитрий Муляр), которого по навету сажают в лагерь, и вот она отправляется за ним в Сибирь, как декабристка. Это надо смотреть, заявили в эфире радиостанции, – «там явно что-то есть».

Поздним вечером в понедельник вспомнил совет и переключился на НТВ. Да, дамы не обманули, всё правильно: начало 50-х, сталинский лагерь; правда, толп невинно репрессированных по 58-й статье нет, сидят сплошь уголовники, между которыми идут свои разборки. Среди них – оклеветанный завистливым сослуживцем (они оба были влюблены в одну женщину – секретаря суда Зинаиду) главный герой, адвокат. И вправду его играет очень хороший актёр Дмитрий Муляр. Так вот, бывший адвокат сидит в карцере, дрожит от холода и страха, потому что знает, что его ждёт что-то...

Он провинился, совершил неудачную попытку побега, хотя бежать не хотел. Его уговорил начальник лагеря (!!!), которого играет тоже хороший актёр Борис Каморзин. И способ-то побега предложен какой-то диковатый, в голове не укладывающийся.

Адвокат должен лечь в кузове грузовика вместе с телами умерших зэков, которых нужно транспортировать в Иркутск. Дорога из Тайшета до Иркутска – трое суток! И тут же возникают вопросы. Во-первых, зачем покойников везти в такую даль, в лагере похоронить нельзя? Или их собирались хоронить с почестями в Иркутске? И главное, кто выдержит трое суток в открытом кузове по зимним сибирским дорогам? Часов через пять замёрзнет насмерть. Но затея начальника лагеря, устроившего такой экзотический побег своему заключённому, сорвалась до того, как герой окоченел. Беглеца, а с ним почему-то и шофёра (японца-военнопленного) возвращают в лагерь.

К этому времени начальник лагеря… умер. Ему на смену приехал красавчик-майор (Вячеслав Манучаров). Майор этот – садист-беспредельщик. Мало того, что ему ничего не стоит застрелить заключённого без суда и следствия на глазах у множества свидетелей, так он ещё вона чего удумал в назидание всем, кто ещё помышляет о побеге.

Такой изощрённой пытки не было не только, разумеется, в действительности (про тайные тюрьмы ЦРУ не знаю), но даже в кинематографе, даже в фильмах про самые мрачные годы Средневековья. Разве что у каких-нибудь дикарей-каннибалов могло быть что-то подобное.

Так вот, по приказу начальника лагеря советские солдаты (представьте, всего лет через десять в лагерной охране служил будущий писатель Сергей Довлатов) послушно поместили бедного японца в огромный чан с водой, под которым разложили костёр. Когда вода начинала закипать (японец орал благим матом), костёр тушили. Потом ждали, пока вода остынет и чан покроется ледяной коркой (японец тихо стонал), тогда под ним опять разводился костёр. И опять до кипения, и так много раз. Пытка эта длилась трое суток. Японец – о чудо! – её выдержал, но не выдержал советский офицер: опять были согнаны все зэки лагеря и при них майор пристрелил несчастного.

Ну как после этого японскому правительству не потребовать от России возвращения Курильских островов?

Если иностранцы или юные граждане России, которые ничего не знают о нашей стране, примут всё это на веру, а доверчивых людей в мире много, то они невольно придут к выводу, что государство, в котором подобное происходило, не имеет права на существование.

Если бы что-то подобное было на самом деле, а свидетелей, судя по сериалу, множество (и из зэков, и из охраны), то информация о такой пытке и таком начальнике лагеря разнеслась бы малявами по всему ГУЛАГу, а потом об этом написали бы и Солженицын, и тот же Довлатов, и многие другие. Вот такая милая диверсия.

Далее творение режиссёра Ирины Гедрович по сценарию Юлии Баевой, основанное, как сказано в титрах, на реальных событиях (!), превратилось в тягучую, абсолютно несуразную, слезливую, временами сладкую мелодраму. В ней Зинаида неоднократно пытается отдаться кому-то, чтобы собрать деньги на билет в Москву, но у неё не получается. Потом она травит коллегу (мать-одиночку), чтобы вместо неё поехать в Тайшет, где в лагере чалится возлюбленный адвокат. Сердобольная, но хитроумная Зинаида легко обводит вокруг пальца председателя суда, которого, героически оправдывая немыслимые предлагаемые обстоятельства, играет Сергей Пускепалис. Зинаида же, научившись подделывать подпись председателя, штампует постановления, сокращающие сроки, таким образом отпуская на волю зэков, находящихся в лагере.

Подлог вскрывается – Зинаиду выдаёт алкоголичка (её играет Елена Папанова), для которой было подделано первое решение суда. Зачем Зинаиде было помогать этому чужому и крайне неприятному человеку, об этом только сценаристы ведают. Выручает Зинаиду председатель суда, он откупается (!) от мерзкой шантажистки-алкоголички. Но тут вмешивается главный злодей, бдительный садист-майор из Тайшета, который сигнализирует о том, что что-то часто приходится освобождать зэков. В суде начинаются проверки, и садисты-следователи, мучая Зинаиду тем, что часами не дают ей сесть на стул (!), выводят-таки героиню на чистую воду.

Действительно, это что-то! Хочется вслед за классическим персонажем крикнуть: «Яду, яду мне!»

Говорят, что на самом деле была в Иркутске такая женщина, которая в годы репрессий освобождала невинно осуждённых из заключения, подделывая судебные документы, и делала она это совершенно бескорыстно. Но зачем реальный подвиг превращать в фарс с варёными японцами и прочим бредом?

Источник


Действительно, это что-то!

2 декабря 2018 г.

Александр Кондрашов

О нём я услышал в субботу в эфире одной из популярных радиостанций, на которой две известные авторитетные ведущие регулярно критикуют наше «пропагандистское» телевидение. Иногда что-то рекомендуют к просмотру, то есть тоже пропагандируют. Обычно это какие-то передачи с «Дождя» или интернет-шоу типа «Вдудь» и «Парфенон». А тут вдруг заговорили про сериал на НТВ. Называется «Декабристка». Там 50-е годы, Светлана Иванова играет возлюбленную адвоката (Дмитрий Муляр), которого по навету сажают в лагерь, и вот она отправляется за ним в Сибирь, как декабристка. Это надо смотреть, заявили в эфире радиостанции, – «там явно что-то есть».

Поздним вечером в понедельник вспомнил совет и переключился на НТВ. Да, дамы не обманули, всё правильно: начало 50-х, сталинский лагерь; правда, толп невинно репрессированных по 58-й статье нет, сидят сплошь уголовники, между которыми идут свои разборки. Среди них – оклеветанный завистливым сослуживцем (они оба были влюблены в одну женщину – секретаря суда Зинаиду) главный герой, адвокат. И вправду его играет очень хороший актёр Дмитрий Муляр. Так вот, бывший адвокат сидит в карцере, дрожит от холода и страха, потому что знает, что его ждёт что-то...

Он провинился, совершил неудачную попытку побега, хотя бежать не хотел. Его уговорил начальник лагеря (!!!), которого играет тоже хороший актёр Борис Каморзин. И способ-то побега предложен какой-то диковатый, в голове не укладывающийся.

Адвокат должен лечь в кузове грузовика вместе с телами умерших зэков, которых нужно транспортировать в Иркутск. Дорога из Тайшета до Иркутска – трое суток! И тут же возникают вопросы. Во-первых, зачем покойников везти в такую даль, в лагере похоронить нельзя? Или их собирались хоронить с почестями в Иркутске? И главное, кто выдержит трое суток в открытом кузове по зимним сибирским дорогам? Часов через пять замёрзнет насмерть. Но затея начальника лагеря, устроившего такой экзотический побег своему заключённому, сорвалась до того, как герой окоченел. Беглеца, а с ним почему-то и шофёра (японца-военнопленного) возвращают в лагерь.

К этому времени начальник лагеря… умер. Ему на смену приехал красавчик-майор (Вячеслав Манучаров). Майор этот – садист-беспредельщик. Мало того, что ему ничего не стоит застрелить заключённого без суда и следствия на глазах у множества свидетелей, так он ещё вона чего удумал в назидание всем, кто ещё помышляет о побеге.

Такой изощрённой пытки не было не только, разумеется, в действительности (про тайные тюрьмы ЦРУ не знаю), но даже в кинематографе, даже в фильмах про самые мрачные годы Средневековья. Разве что у каких-нибудь дикарей-каннибалов могло быть что-то подобное.

Так вот, по приказу начальника лагеря советские солдаты (представьте, всего лет через десять в лагерной охране служил будущий писатель Сергей Довлатов) послушно поместили бедного японца в огромный чан с водой, под которым разложили костёр. Когда вода начинала закипать (японец орал благим матом), костёр тушили. Потом ждали, пока вода остынет и чан покроется ледяной коркой (японец тихо стонал), тогда под ним опять разводился костёр. И опять до кипения, и так много раз. Пытка эта длилась трое суток. Японец – о чудо! – её выдержал, но не выдержал советский офицер: опять были согнаны все зэки лагеря и при них майор пристрелил несчастного.

Ну как после этого японскому правительству не потребовать от России возвращения Курильских островов?

Если иностранцы или юные граждане России, которые ничего не знают о нашей стране, примут всё это на веру, а доверчивых людей в мире много, то они невольно придут к выводу, что государство, в котором подобное происходило, не имеет права на существование.

Если бы что-то подобное было на самом деле, а свидетелей, судя по сериалу, множество (и из зэков, и из охраны), то информация о такой пытке и таком начальнике лагеря разнеслась бы малявами по всему ГУЛАГу, а потом об этом написали бы и Солженицын, и тот же Довлатов, и многие другие. Вот такая милая диверсия.

Далее творение режиссёра Ирины Гедрович по сценарию Юлии Баевой, основанное, как сказано в титрах, на реальных событиях (!), превратилось в тягучую, абсолютно несуразную, слезливую, временами сладкую мелодраму. В ней Зинаида неоднократно пытается отдаться кому-то, чтобы собрать деньги на билет в Москву, но у неё не получается. Потом она травит коллегу (мать-одиночку), чтобы вместо неё поехать в Тайшет, где в лагере чалится возлюбленный адвокат. Сердобольная, но хитроумная Зинаида легко обводит вокруг пальца председателя суда, которого, героически оправдывая немыслимые предлагаемые обстоятельства, играет Сергей Пускепалис. Зинаида же, научившись подделывать подпись председателя, штампует постановления, сокращающие сроки, таким образом отпуская на волю зэков, находящихся в лагере.

Подлог вскрывается – Зинаиду выдаёт алкоголичка (её играет Елена Папанова), для которой было подделано первое решение суда. Зачем Зинаиде было помогать этому чужому и крайне неприятному человеку, об этом только сценаристы ведают. Выручает Зинаиду председатель суда, он откупается (!) от мерзкой шантажистки-алкоголички. Но тут вмешивается главный злодей, бдительный садист-майор из Тайшета, который сигнализирует о том, что что-то часто приходится освобождать зэков. В суде начинаются проверки, и садисты-следователи, мучая Зинаиду тем, что часами не дают ей сесть на стул (!), выводят-таки героиню на чистую воду.

Действительно, это что-то! Хочется вслед за классическим персонажем крикнуть: «Яду, яду мне!»

Говорят, что на самом деле была в Иркутске такая женщина, которая в годы репрессий освобождала невинно осуждённых из заключения, подделывая судебные документы, и делала она это совершенно бескорыстно. Но зачем реальный подвиг превращать в фарс с варёными японцами и прочим бредом?

Источник