Сегодня: понедельник 22 июля 2019 г.

Верность Истине

7 июля 2019 г.
2 июля в Твери прошла конференция, посвященная священномученику Филиппу, митрополиту Московскому. Конференция была организована Комиссией Межсоборного присутствия по вопросам общественной жизни, культуры, науки и информации и Тверской митрополией Русской православной церкви.

Со времени мученической кончины святителя Филиппа, митрополита Московского, минуло четыре с половиной столетия. Но его личность и жизнь до сих пор являются актуальным примером мужества и верности Евангелию. Его подвиг стал наказом, который в разные эпохи исполняет Русская Церковь — стой в Истине до конца.

Святитель жил во времена правления Ивана Грозного, когда жестокость и страх вытесняли во многих умах и сердцах учение Христово. В разгул опричнины святитель Филипп смело возвышал голос в защиту евангельского духа и призывал христиан к сохранению апостольской любви. В одном из посланий, адресованных братии Соловецкого монастыря, он писал: «Бога ради, живите любовно!»

Не «боярскую оппозицию» и не «привилегии Церкви» защищал митрополит Филипп, как утверждали историки в советское время. Поступки святителя были продиктованы не столько политическими или социально-экономическими, сколько религиозными мотивами. В его словах звучала печаль по утрате многими людьми христианской веры и любви. Без них запечатленный в человеке от сотворения мира образ Божий блекнет и размывается, ибо человек утрачивает связь со своим Творцом — источником добра, и исполняется чуждой Ему злобой и ненавистью.

Святитель Филипп защищал духовную основу христианства, видя в этом свой долг православного пастыря. Ради ее укрепления и возвращения в жизнь общества и государства он был готов жизнь свою положить за овец своих (ср. Ин. 15, 13), уподобляясь в этом Самому Христу.

Видя, с какой неистовой жестокостью проливаются слезы обездоленных и кровь невинных, а царь Иван Грозный не желает внимать печалованиям Церкви о судьбах опальных людей, митрополит Филипп не устрашился лично вразумить правителя. Он увещевал царя тайно, потом явно отказал ему в благословении. Не поддавшись нажиму, святитель был тверд в отстаивании своей позиции истинного пастыря, ради Истины не жалеющий себя самого.

Последствия его духовной стойкости были для него самыми тяжелыми: его близких казнили, он сам подвергся издевательствам и как простой монах был сослан в Тверской Отроч монастырь, где в декабре 1569 года принял мученический венец.

За свою многовековую историю Церковь не раз сталкивалась с необходимостью защищать основы веры, в том числе заповедь о любви к ближнему, одинаково обязательную для всех членов общества, от нищего до царя. Это происходило при раннехристианских мучениках, во времена святителя Иоанна Златоуста, при преподобном Иоанне Дамаскине. И у нас на Руси голос пастырей в защиту Церкви звучал неоднократно, и за это они нередко терпели притеснения. Так было со святителем Леонтием Ростовским, павшим от рук язычников, и со священномучеником Гермогеном, уморенным голодом за свое твердое стояние в православии.

С кончиной святителя Филиппа пастырское мученичество за веру не иссякло в Русской Церкви. Его подвиг, хорошо известный любому представителю духовенства, любому образованному человеку в дореволюционной России, возжигал в сердцах верующих потребность следовать христианскому долгу даже в самые тяжелые для Церкви времена.

В начале прошлого столетия преподобный Варсонофий Оптинский предупреждал о грядущих гонениях на христиан. Он писал: «Колизей разрушен, но не уничтожен. Колизей — это театр, где язычники любовались на мучения христиан», где проливалась кровь мучеников. Так и «ад тоже разрушен, но не уничтожен, — предупреждал старец, — и придет время, когда он даст себя знать». Его слова исполнились после 1917 г., когда стояние в Истине возглавил святитель Тихон, патриарх Московский и Всероссийский. Неимоверное число святынь было разрушено, сотни тысяч священнослужителей и монахов были расстреляны. Государство оказывало беспрецедентное давление на простых верующих, заставляя их отречься от Бога. Гонениям подверглись также и крестьяне, и интеллигенция, и представители класса предпринимателей.

Но священники и архиереи, укрепляемые Духом Святым, продолжали свое пастырское служение, они поддерживали народ как последователи святителя Филиппа. В годы советской власти в России тысячи православных мучеников и исповедников предпочли пойти на страдания и смерть, но сохранить свою веру.

Оценивая востребованную сегодня продукцию массовой культуры, нельзя не признать, что в умах современных людей присутствуют плевелы богоборчества и человеконенавистничества. Эти идеи во многом обесценены, но они не уничтожены. И мы должны быть готовы к тому, что они дадут о себе знать, а потому нам надо укрепляться в вере и помнить подвиг тех, кто отстаивал Истину. И в этом отношении святитель Филипп уникальная личность, жизнь которого дает много уроков для нас.

Митрополит Калужский и Боровский Климент
Источник


Верность Истине

7 июля 2019 г.
2 июля в Твери прошла конференция, посвященная священномученику Филиппу, митрополиту Московскому. Конференция была организована Комиссией Межсоборного присутствия по вопросам общественной жизни, культуры, науки и информации и Тверской митрополией Русской православной церкви.

Со времени мученической кончины святителя Филиппа, митрополита Московского, минуло четыре с половиной столетия. Но его личность и жизнь до сих пор являются актуальным примером мужества и верности Евангелию. Его подвиг стал наказом, который в разные эпохи исполняет Русская Церковь — стой в Истине до конца.

Святитель жил во времена правления Ивана Грозного, когда жестокость и страх вытесняли во многих умах и сердцах учение Христово. В разгул опричнины святитель Филипп смело возвышал голос в защиту евангельского духа и призывал христиан к сохранению апостольской любви. В одном из посланий, адресованных братии Соловецкого монастыря, он писал: «Бога ради, живите любовно!»

Не «боярскую оппозицию» и не «привилегии Церкви» защищал митрополит Филипп, как утверждали историки в советское время. Поступки святителя были продиктованы не столько политическими или социально-экономическими, сколько религиозными мотивами. В его словах звучала печаль по утрате многими людьми христианской веры и любви. Без них запечатленный в человеке от сотворения мира образ Божий блекнет и размывается, ибо человек утрачивает связь со своим Творцом — источником добра, и исполняется чуждой Ему злобой и ненавистью.

Святитель Филипп защищал духовную основу христианства, видя в этом свой долг православного пастыря. Ради ее укрепления и возвращения в жизнь общества и государства он был готов жизнь свою положить за овец своих (ср. Ин. 15, 13), уподобляясь в этом Самому Христу.

Видя, с какой неистовой жестокостью проливаются слезы обездоленных и кровь невинных, а царь Иван Грозный не желает внимать печалованиям Церкви о судьбах опальных людей, митрополит Филипп не устрашился лично вразумить правителя. Он увещевал царя тайно, потом явно отказал ему в благословении. Не поддавшись нажиму, святитель был тверд в отстаивании своей позиции истинного пастыря, ради Истины не жалеющий себя самого.

Последствия его духовной стойкости были для него самыми тяжелыми: его близких казнили, он сам подвергся издевательствам и как простой монах был сослан в Тверской Отроч монастырь, где в декабре 1569 года принял мученический венец.

За свою многовековую историю Церковь не раз сталкивалась с необходимостью защищать основы веры, в том числе заповедь о любви к ближнему, одинаково обязательную для всех членов общества, от нищего до царя. Это происходило при раннехристианских мучениках, во времена святителя Иоанна Златоуста, при преподобном Иоанне Дамаскине. И у нас на Руси голос пастырей в защиту Церкви звучал неоднократно, и за это они нередко терпели притеснения. Так было со святителем Леонтием Ростовским, павшим от рук язычников, и со священномучеником Гермогеном, уморенным голодом за свое твердое стояние в православии.

С кончиной святителя Филиппа пастырское мученичество за веру не иссякло в Русской Церкви. Его подвиг, хорошо известный любому представителю духовенства, любому образованному человеку в дореволюционной России, возжигал в сердцах верующих потребность следовать христианскому долгу даже в самые тяжелые для Церкви времена.

В начале прошлого столетия преподобный Варсонофий Оптинский предупреждал о грядущих гонениях на христиан. Он писал: «Колизей разрушен, но не уничтожен. Колизей — это театр, где язычники любовались на мучения христиан», где проливалась кровь мучеников. Так и «ад тоже разрушен, но не уничтожен, — предупреждал старец, — и придет время, когда он даст себя знать». Его слова исполнились после 1917 г., когда стояние в Истине возглавил святитель Тихон, патриарх Московский и Всероссийский. Неимоверное число святынь было разрушено, сотни тысяч священнослужителей и монахов были расстреляны. Государство оказывало беспрецедентное давление на простых верующих, заставляя их отречься от Бога. Гонениям подверглись также и крестьяне, и интеллигенция, и представители класса предпринимателей.

Но священники и архиереи, укрепляемые Духом Святым, продолжали свое пастырское служение, они поддерживали народ как последователи святителя Филиппа. В годы советской власти в России тысячи православных мучеников и исповедников предпочли пойти на страдания и смерть, но сохранить свою веру.

Оценивая востребованную сегодня продукцию массовой культуры, нельзя не признать, что в умах современных людей присутствуют плевелы богоборчества и человеконенавистничества. Эти идеи во многом обесценены, но они не уничтожены. И мы должны быть готовы к тому, что они дадут о себе знать, а потому нам надо укрепляться в вере и помнить подвиг тех, кто отстаивал Истину. И в этом отношении святитель Филипп уникальная личность, жизнь которого дает много уроков для нас.

Митрополит Калужский и Боровский Климент
Источник