Сегодня: Понедельник 10 Май 2021 г.

О чем сокрушается Андрей Критский

17 Апрель 2021 г.
Летят постовые дни. Задача человека — не упустить это благодатное время для своего духовного укрепления. Особенности великопостных богослужений помогают пройти Великий пост не впустую. Они настраивают человека на покаянный лад, поддерживают его силы в прохождении подвига поста.

В Великий пост в наших храмах проходят такие богослужения, которые потом не повторяются. Среди них есть те, которые вообще совершаются только раз в год. В том числе это служба, называемая «Мариино стояние», или иначе — «Андреево стояние». На утрени этого богослужения прочитывается житие преподобной Марии Египетской и полностью читается канон преподобного Андрея Критского. Служба достаточно длинная, но, тем не менее, интересная, насыщенная, очень полезная и познавательная.

Самые известные строки канона: «Откуда начну плакать окаянного моего жития деяний? Кое ли положу начало, Христе, нынешнему рыданию?» Этот вопрос преподобного Андрея Критского обращен им к самому себе и задает направление развития мысли всех двухсот с лишним тропарей канона и, как покаянный лейтмотив, проходит через весь канон. Потому что главное, что должно быть в поле нашего внимания в пост, — не скудость пищи, не число поклонов, не количество прочитанных молитвословий, а именно покаяние.

Корень греческого слова «покаяние» означает «цена», «оценка». Обращаясь к своей душе, преподобный Андрей говорит: «Гряди, окаянная моя душа, с плотию твоею, Зиждителю всех исповеждься». Приставка «о» в слове «окаянная» — значит обесцененная, ничего не стоящая. По-русски это звучит как: «Гряди, ничего не стоящая, обесцененная моя душа». Но ведь каждая душа в очах Божиих — это самая большая ценность. Как здесь разобраться правильно, чтобы не впасть вместо трезвенного покаяния в самоуничижение?

В заупокойных песнопениях (тропари по «Непорочным») говорится: «Образ есть неизреченной Твоей славы, аще и язвы ношу прегрешений». Речь идет о ценности человеческой души как творения Божия: душа — это образ неизреченной Божией славы. Образ Божий — та величайшая ценность, которая нам уже дана в творении. А подобия Богу мы должны достичь своими трудами.

В тех же строках выражена мысль о глубокой поврежденности образа Божия, о том, что на нем «язвы прегрешений», которые мы наносим своей душе греховными мыслями, словами, поступками, всячески свой образ пачкаем и повреждаем. Отсутствие подобия — это наша вина. Поэтому наша оценка своей души как окаянной, ничего не стоящей — это именно констатация отсутствия подобия Богу. Промахиваясь мимо цели, совершая грехи, мы не достигаем подобия. И Великий пост — особо ценное время для самого главного нашего делания: возврата на путь спасения.

Все покаянные тропари, которыми плакал и молился святой Андрей, говорят о том, как ему со своей душой возвращаться к Богу. Его тропари — выражение бесценного опыта видения своей души, ее пораженности всевозможными страстями, видение того, как страсти реально работают в человеке, разрушают его. И мы тоже молимся Богу словами преподобного Андрея, примеряем их к себе, потому что все страсти живут в каждом человеке.

Если мы внимательно на себя посмотрим, то увидим, что у нас есть все то же самое, о чем говорит преподобный Андрей. Человек тогда не будет осуждать других, когда поймет: «Я, оказавшись на его месте, согрешил бы еще сильнее, просто меня Бог бережет от таких ситуаций, в которых я могу согрешить, проявить эту таящуюся во мне страсть». То, что та или иная страсть в нас не проявляется, — это не заслуга нашей святости. Просто Господь нас бережет и не ставит в те ситуации, где наша страсть проявится так, что мы не сможем с ней бороться.

Можно не поверить этому святоотеческому положению. В самом деле, кажется, что мы все очень разные: к примеру, кто-то увидит бутылку водки, и ему надо будет очень серьезно бороться с собой, чтобы не схватить ее и не выпить. А кому-то даже самый вид этой бутылки неприятен. Не разница ли? Но в том-то и дело, что нельзя сказать, что у человека, который с отвращением смотрит на водку, нет этой греховной страсти. Если он не может смотреть на водку — это не значит, что он с удовольствием не выпьет кьянти или дорогого коньяка. В человеке живет эта страсть, просто она может проявиться как-то более изощренно. Если ему не нравится спиртное, он может курить или получать удовольствие через вкусную пищу.

Страсти проявляются по-разному. В современном мире давно борются с курением, ужесточаются все правила в этом отношении. Кто-то бросает курить, а кто-то переходит на другие способы удовлетворения своей страсти. Появляются электронные сигареты, стали популярны восточные кальяны…

Желание получить удовольствие у человека остается, никуда не исчезает. Запрещается один способ удовлетворения страсти — она изыскивает другой. И это будет вечная борьба яда с противоядием, мин с саперами, нападения и защиты... По мере того как будут запрещать что-то одно, будут придумывать что-то другое.

То есть все страсти живут и работают в каждом человеке, и наша задача — их в себе увидеть. Но, даже увидев их действие в своей душе, нельзя единожды объявить войну страстным помыслам, назавтра их победить и потом жить спокойно. Такого не будет никогда. Надо сражаться постоянно, во все дни своей жизни. Но если мы посмотрим на себя трезво и честно, то поймем, что каждый день мы не можем с ними бороться с одинаковым усилием, поэтому хотя бы в Великий пост мы стараемся уделять этому больше времени.

В одном из тропарей канона преподобный Андрей сетует, что первозданный Адам был изгнан из рая за нарушение лишь одной заповеди. Далее святой переводит мысленный взор на себя: «Я же что должен буду потерпеть, непрестанно нарушая Твои животворные повеления?» Это не может и нас не ужасать, возникает вопрос: как спастись, если кругом согрешаю? Значит, обречен на погибель? Надо помнить, что мы спасаемся не своими делами, а спасает нас Христос по Своей милости. И многочисленные наши молитвы и песнопения говорят именно об этом: Господи, Ты все равно не найдешь дел, которые меня могут оправдать, спаси меня просто по Своей милости.

Наша задача — идти, порой бежать, порой ползти, но двигаться к Христу, просить Его, чтобы Он нас взял к Себе, в Царствие Небесное. Весь канон говорит о том, что «я — никуда не годный, ничего не делаю, но Ты, Человеколюбче, спаси меня». Можно сказать, что это главная мысль канона, который будет читаться в храмах в среду вечером на этой неделе: «Я обречен на погибель, но молю Бога, чтобы Он спас меня по Своей милости».

Митрополит Калужский и Боровский Климент
Источник


О чем сокрушается Андрей Критский

17 Апрель 2021 г.
Летят постовые дни. Задача человека — не упустить это благодатное время для своего духовного укрепления. Особенности великопостных богослужений помогают пройти Великий пост не впустую. Они настраивают человека на покаянный лад, поддерживают его силы в прохождении подвига поста.

В Великий пост в наших храмах проходят такие богослужения, которые потом не повторяются. Среди них есть те, которые вообще совершаются только раз в год. В том числе это служба, называемая «Мариино стояние», или иначе — «Андреево стояние». На утрени этого богослужения прочитывается житие преподобной Марии Египетской и полностью читается канон преподобного Андрея Критского. Служба достаточно длинная, но, тем не менее, интересная, насыщенная, очень полезная и познавательная.

Самые известные строки канона: «Откуда начну плакать окаянного моего жития деяний? Кое ли положу начало, Христе, нынешнему рыданию?» Этот вопрос преподобного Андрея Критского обращен им к самому себе и задает направление развития мысли всех двухсот с лишним тропарей канона и, как покаянный лейтмотив, проходит через весь канон. Потому что главное, что должно быть в поле нашего внимания в пост, — не скудость пищи, не число поклонов, не количество прочитанных молитвословий, а именно покаяние.

Корень греческого слова «покаяние» означает «цена», «оценка». Обращаясь к своей душе, преподобный Андрей говорит: «Гряди, окаянная моя душа, с плотию твоею, Зиждителю всех исповеждься». Приставка «о» в слове «окаянная» — значит обесцененная, ничего не стоящая. По-русски это звучит как: «Гряди, ничего не стоящая, обесцененная моя душа». Но ведь каждая душа в очах Божиих — это самая большая ценность. Как здесь разобраться правильно, чтобы не впасть вместо трезвенного покаяния в самоуничижение?

В заупокойных песнопениях (тропари по «Непорочным») говорится: «Образ есть неизреченной Твоей славы, аще и язвы ношу прегрешений». Речь идет о ценности человеческой души как творения Божия: душа — это образ неизреченной Божией славы. Образ Божий — та величайшая ценность, которая нам уже дана в творении. А подобия Богу мы должны достичь своими трудами.

В тех же строках выражена мысль о глубокой поврежденности образа Божия, о том, что на нем «язвы прегрешений», которые мы наносим своей душе греховными мыслями, словами, поступками, всячески свой образ пачкаем и повреждаем. Отсутствие подобия — это наша вина. Поэтому наша оценка своей души как окаянной, ничего не стоящей — это именно констатация отсутствия подобия Богу. Промахиваясь мимо цели, совершая грехи, мы не достигаем подобия. И Великий пост — особо ценное время для самого главного нашего делания: возврата на путь спасения.

Все покаянные тропари, которыми плакал и молился святой Андрей, говорят о том, как ему со своей душой возвращаться к Богу. Его тропари — выражение бесценного опыта видения своей души, ее пораженности всевозможными страстями, видение того, как страсти реально работают в человеке, разрушают его. И мы тоже молимся Богу словами преподобного Андрея, примеряем их к себе, потому что все страсти живут в каждом человеке.

Если мы внимательно на себя посмотрим, то увидим, что у нас есть все то же самое, о чем говорит преподобный Андрей. Человек тогда не будет осуждать других, когда поймет: «Я, оказавшись на его месте, согрешил бы еще сильнее, просто меня Бог бережет от таких ситуаций, в которых я могу согрешить, проявить эту таящуюся во мне страсть». То, что та или иная страсть в нас не проявляется, — это не заслуга нашей святости. Просто Господь нас бережет и не ставит в те ситуации, где наша страсть проявится так, что мы не сможем с ней бороться.

Можно не поверить этому святоотеческому положению. В самом деле, кажется, что мы все очень разные: к примеру, кто-то увидит бутылку водки, и ему надо будет очень серьезно бороться с собой, чтобы не схватить ее и не выпить. А кому-то даже самый вид этой бутылки неприятен. Не разница ли? Но в том-то и дело, что нельзя сказать, что у человека, который с отвращением смотрит на водку, нет этой греховной страсти. Если он не может смотреть на водку — это не значит, что он с удовольствием не выпьет кьянти или дорогого коньяка. В человеке живет эта страсть, просто она может проявиться как-то более изощренно. Если ему не нравится спиртное, он может курить или получать удовольствие через вкусную пищу.

Страсти проявляются по-разному. В современном мире давно борются с курением, ужесточаются все правила в этом отношении. Кто-то бросает курить, а кто-то переходит на другие способы удовлетворения своей страсти. Появляются электронные сигареты, стали популярны восточные кальяны…

Желание получить удовольствие у человека остается, никуда не исчезает. Запрещается один способ удовлетворения страсти — она изыскивает другой. И это будет вечная борьба яда с противоядием, мин с саперами, нападения и защиты... По мере того как будут запрещать что-то одно, будут придумывать что-то другое.

То есть все страсти живут и работают в каждом человеке, и наша задача — их в себе увидеть. Но, даже увидев их действие в своей душе, нельзя единожды объявить войну страстным помыслам, назавтра их победить и потом жить спокойно. Такого не будет никогда. Надо сражаться постоянно, во все дни своей жизни. Но если мы посмотрим на себя трезво и честно, то поймем, что каждый день мы не можем с ними бороться с одинаковым усилием, поэтому хотя бы в Великий пост мы стараемся уделять этому больше времени.

В одном из тропарей канона преподобный Андрей сетует, что первозданный Адам был изгнан из рая за нарушение лишь одной заповеди. Далее святой переводит мысленный взор на себя: «Я же что должен буду потерпеть, непрестанно нарушая Твои животворные повеления?» Это не может и нас не ужасать, возникает вопрос: как спастись, если кругом согрешаю? Значит, обречен на погибель? Надо помнить, что мы спасаемся не своими делами, а спасает нас Христос по Своей милости. И многочисленные наши молитвы и песнопения говорят именно об этом: Господи, Ты все равно не найдешь дел, которые меня могут оправдать, спаси меня просто по Своей милости.

Наша задача — идти, порой бежать, порой ползти, но двигаться к Христу, просить Его, чтобы Он нас взял к Себе, в Царствие Небесное. Весь канон говорит о том, что «я — никуда не годный, ничего не делаю, но Ты, Человеколюбче, спаси меня». Можно сказать, что это главная мысль канона, который будет читаться в храмах в среду вечером на этой неделе: «Я обречен на погибель, но молю Бога, чтобы Он спас меня по Своей милости».

Митрополит Калужский и Боровский Климент
Источник