Сегодня: Суббота 26 Ноябрь 2022 г.

Комиссар

16 Ноябрь 2022 г.
Александр Николаевич Орлов сам является отличным рассказчиком не только у костра, его рассказы о походах по Мясному бору, находках в Долине смерти я не хочу переписывать, почитайте их сами. Но есть моменты, на которые тогда никто и не думал обращать внимания. Есть в его рассказах то, что мне хочется подчеркнуть сейчас отдельно, подчеркнуть, рассказать не только о походах в лес, а и о людях и их чувствах. Время стремительно летит вперёд, и война, и жертвы, брошенные в топку этой войны, жертвы, возложенные на алтарь Победы, требуют отдельного рассказа.

Сейчас почти в любом фильме о войне или современной литературе о войне вы обязательно увидите среди отрицательных героев либо представителя НКВД, либо военного представителя политорганов СССР, попросту комиссара. Эти люди представляются исключительными подлецами, трусами и злодеями. По замыслу теперешних "творцов" от культуры, комиссары большей частью отираются в тылах, где пьют водку, насилуют медсестер-комсомолок и тиранят героев-солдат. Главным их страхом является передовая и война. Вместе с тем и без моих рассказов достаточно документальных подтверждений исключительного героизма и преданности Родине политбойцов. Вспомните хотя бы немецкий приказ "О евреях и комиссарах", в плен дорога для людей с красными звездами на рукавах была закрыта. Вспомните знаменитую фотографию с командиром, поднимающим в атаку роту с поднятым в небо пистолетом. Это политрук Еременко, и его не станет через несколько минут после того, как фотограф запечатлеет момент атаки. Политрук Клочков из Панфиловцев, он погиб в бою, и в открытом доступе есть список безвозвратных потерь, где указано, что он отдал жизнь за Родину. Тысячи комиссаров приняли смерть, героически сражаясь с врагом. Вспомните, как насмехались над дикцией одного из последних руководителей СССР Леонида Ильича Брежнего. А ведь его болезнь, в отличии от последующих известных руководителей, не последствие безудержного пьянства. Полковник, комиссар Брежнев не отсиживался в тылу, за спинами своих солдат, он воевал вместе с ними, несколько раз рискуя жизнью, переправляясь на плацдарм Малая земля, да и в других боях труса не праздновал. Его болезнь, полученная на войне, контузия. Мое личное убеждение состоит в том, что Коммунистическая партия деградировала до уровня элитного клуба или шайки в послевоенные годы именно потому, что настоящие коммунисты, политбойцы и носители идеи остались лежать со своими ротами на полях сражений, в лесах и болотах. А их место в послевоенном мире заняли приспособленцы и подлецы с липовыми справками о брони в партбилетах. Именно эти приспособленцы за годы войны успели высидеть теплые места, пока коммунисты сражались на фронтах, а тем по возвращении досталось то, что осталось, либо лагеря. По моему убеждению, и Советского Союза не стало, потому что основную массу истинных героев и патриотов своей страны выкосила война наглухо, сделала их инвалидами. А окопавшиеся в тылу чинуши-броневики не допустили к управлению страной вернувшихся с фронта.

Свой день рождения Орлов Александр Николаевич, всегда отмечал и отмечает в лесу. Его подарки там лесу в Долине смерти. Судьба комиссара разведки 2 Ударной Армии стала его подарком на 18-летие. 11-ого сентября 1976 года примерно в 14.14, выходя от Теремца Курляндского по настилу к "Даче Орловых" в воронке они нашли его. Комиссара Матрошилова Василия Ивановича. Он погиб в бою. Не бежал, не прятался, не тиранил солдат, топая за их спинами. Он сражался. В его вещьмешке, в пустом цинке от патронов, завёрнутые в отрезанные голенища сапог, лежали документы. Кому доверят выносить важные документы в условиях, когда выйти чудо? Когда вырваться из страшного, насквозь простреливаемого коридора могут только наиболее умелые бойцы и командиры? Когда очень важно, чтобы не только документы не попали бы к врагу, но и сам человек. Доверят тому, кто в случае опасности, не задумываясь, готов пожертвовать собой, своей жизнью. Он лежал в заплывшей мхом воронке, растерзанный осколками и пулями. Лежал вместе со своими солдатами.

Похороны комиссара, похороны его товарищей, погибших вместе с ним, стали первыми в Долине, в Мясном бору торжественными с соблюдением всех воинских ритуалов, от артиллерийского лафета на броневике до салюта над могилой. С него, с его найденной судьбы началось признание подвига солдат 2 Ударной армии.

Перед захоронением случился конфуз. Привыкшие организовывать и руководить функционеры забыли, что останки погибших надо вынести из леса. Самим им этого не сделать, да и не очень хочется ковыряться в мерзлой октябрьской грязи. Вот и потопали Орловы всей семьей мужиков выносить. Валерка, Сашка и уже больной Николай Иванович. Весь осенний день ныряли они в мерзлую жижу, поднимали останки. Шесть человек было в одной яме с комиссаром.

Уже тогда функционеры от партии и комсомола, именно функционеры, а не комсомольцы и коммунисты отвели на торжестве в сторонку тех, кто реально нашел погибшего. Братьев Орловых хотели вывести из зала. Но вступились комсомольцы из поискового отряда "Сокол", и Сашка остался. Здесь были и его, погибшего комиссара, две дочери и сестра. Сестра после торжеств подошла к пацанам Орловым и попросила отвести ее туда, где погиб ее брат-комиссар. Так и сказала скромно сидящим вдали от поющих друг другу дифирамбы чиновников пацанам, кивнула в сторону подвыпивших "руководителей": "Я все понимаю про них и кто, что для нашей семьи сделал. Расскажите правду, как было, и отведите туда, где он погиб".

Тогда эта молодая женщина казалась новгородским пацанам принцессой, абсолютно чуждой Долине смерти. Но она молча шла хлипкие километры до воронки Матрошилова.

- Здесь, - кивнув на заполненную водой с желтыми листьями воронку, сказал Сашка.

Женщина, чуть покачнувшись, упала на колени у края воронки. Она встала на колени прямо в стылую, мокрую весеннюю грязь, обхватила голову руками. Наполненные нечеловеческой болью глаза блестели чернотой воды из воронки. Она завыла. Не заплакала, не зарыдала. Она завыла, завыла, как воет волчица, потерявшая свой выводок, завыла так, что испугавшиеся пацаны порскнули по кустам, как зайцы, и лишь выглядывали из-за голых ветвей. Она выла на серое небо, а по щекам в воронку скатывались слезы. Она выла, выплескивая в небо всю накопившуюся в ней боль от потери, боль от копившейся неизвестности, боль от осознания лишений, принесенных ей и миру этой войной и потерей этого человека, ее брата.

А потом они шли назад. И Орловы решили поразить "принцессу", вытащив припрятанный карабин, они предложили ей пострелять. И открыв рты, смотрели, как женщина кладет пуля в пулю из "кавалерийского" карабина Мосина. А она, засмеявшись, сказала, что является мастером спорта по стрельбе. Это был тоже салют, салют здесь, на месте смерти близкого человека.

Много тайн хранил и хранит еще Мясной бор. Документы, найденные у комиссара Матрошилова, братья отдали отцу Николаю Ивановичу Орлову. А когда он ехал передать их писателю Смирнову Сергею Сергеевичу, на него напали и ограбили, похитив документы.

Бесспорным остается факт, что большинство солдат и командиров 2 Ударной армии не запятнали свое имя предательством. Как не может запятнать их имена предательство их командующего Власова. Фактом до сих пор остается то, что мало кто и сейчас знает об их подвиге. Остается фактом то, что мы должны рассказывать и говорить, кричать, как кричали над их могилами их близкие. Кричать об их подвигах, потому что голоса уже не слышно.

С.Мачинский
(Фото из архива семьи Орловых)


Комиссар

16 Ноябрь 2022 г.
Александр Николаевич Орлов сам является отличным рассказчиком не только у костра, его рассказы о походах по Мясному бору, находках в Долине смерти я не хочу переписывать, почитайте их сами. Но есть моменты, на которые тогда никто и не думал обращать внимания. Есть в его рассказах то, что мне хочется подчеркнуть сейчас отдельно, подчеркнуть, рассказать не только о походах в лес, а и о людях и их чувствах. Время стремительно летит вперёд, и война, и жертвы, брошенные в топку этой войны, жертвы, возложенные на алтарь Победы, требуют отдельного рассказа.

Сейчас почти в любом фильме о войне или современной литературе о войне вы обязательно увидите среди отрицательных героев либо представителя НКВД, либо военного представителя политорганов СССР, попросту комиссара. Эти люди представляются исключительными подлецами, трусами и злодеями. По замыслу теперешних "творцов" от культуры, комиссары большей частью отираются в тылах, где пьют водку, насилуют медсестер-комсомолок и тиранят героев-солдат. Главным их страхом является передовая и война. Вместе с тем и без моих рассказов достаточно документальных подтверждений исключительного героизма и преданности Родине политбойцов. Вспомните хотя бы немецкий приказ "О евреях и комиссарах", в плен дорога для людей с красными звездами на рукавах была закрыта. Вспомните знаменитую фотографию с командиром, поднимающим в атаку роту с поднятым в небо пистолетом. Это политрук Еременко, и его не станет через несколько минут после того, как фотограф запечатлеет момент атаки. Политрук Клочков из Панфиловцев, он погиб в бою, и в открытом доступе есть список безвозвратных потерь, где указано, что он отдал жизнь за Родину. Тысячи комиссаров приняли смерть, героически сражаясь с врагом. Вспомните, как насмехались над дикцией одного из последних руководителей СССР Леонида Ильича Брежнего. А ведь его болезнь, в отличии от последующих известных руководителей, не последствие безудержного пьянства. Полковник, комиссар Брежнев не отсиживался в тылу, за спинами своих солдат, он воевал вместе с ними, несколько раз рискуя жизнью, переправляясь на плацдарм Малая земля, да и в других боях труса не праздновал. Его болезнь, полученная на войне, контузия. Мое личное убеждение состоит в том, что Коммунистическая партия деградировала до уровня элитного клуба или шайки в послевоенные годы именно потому, что настоящие коммунисты, политбойцы и носители идеи остались лежать со своими ротами на полях сражений, в лесах и болотах. А их место в послевоенном мире заняли приспособленцы и подлецы с липовыми справками о брони в партбилетах. Именно эти приспособленцы за годы войны успели высидеть теплые места, пока коммунисты сражались на фронтах, а тем по возвращении досталось то, что осталось, либо лагеря. По моему убеждению, и Советского Союза не стало, потому что основную массу истинных героев и патриотов своей страны выкосила война наглухо, сделала их инвалидами. А окопавшиеся в тылу чинуши-броневики не допустили к управлению страной вернувшихся с фронта.

Свой день рождения Орлов Александр Николаевич, всегда отмечал и отмечает в лесу. Его подарки там лесу в Долине смерти. Судьба комиссара разведки 2 Ударной Армии стала его подарком на 18-летие. 11-ого сентября 1976 года примерно в 14.14, выходя от Теремца Курляндского по настилу к "Даче Орловых" в воронке они нашли его. Комиссара Матрошилова Василия Ивановича. Он погиб в бою. Не бежал, не прятался, не тиранил солдат, топая за их спинами. Он сражался. В его вещьмешке, в пустом цинке от патронов, завёрнутые в отрезанные голенища сапог, лежали документы. Кому доверят выносить важные документы в условиях, когда выйти чудо? Когда вырваться из страшного, насквозь простреливаемого коридора могут только наиболее умелые бойцы и командиры? Когда очень важно, чтобы не только документы не попали бы к врагу, но и сам человек. Доверят тому, кто в случае опасности, не задумываясь, готов пожертвовать собой, своей жизнью. Он лежал в заплывшей мхом воронке, растерзанный осколками и пулями. Лежал вместе со своими солдатами.

Похороны комиссара, похороны его товарищей, погибших вместе с ним, стали первыми в Долине, в Мясном бору торжественными с соблюдением всех воинских ритуалов, от артиллерийского лафета на броневике до салюта над могилой. С него, с его найденной судьбы началось признание подвига солдат 2 Ударной армии.

Перед захоронением случился конфуз. Привыкшие организовывать и руководить функционеры забыли, что останки погибших надо вынести из леса. Самим им этого не сделать, да и не очень хочется ковыряться в мерзлой октябрьской грязи. Вот и потопали Орловы всей семьей мужиков выносить. Валерка, Сашка и уже больной Николай Иванович. Весь осенний день ныряли они в мерзлую жижу, поднимали останки. Шесть человек было в одной яме с комиссаром.

Уже тогда функционеры от партии и комсомола, именно функционеры, а не комсомольцы и коммунисты отвели на торжестве в сторонку тех, кто реально нашел погибшего. Братьев Орловых хотели вывести из зала. Но вступились комсомольцы из поискового отряда "Сокол", и Сашка остался. Здесь были и его, погибшего комиссара, две дочери и сестра. Сестра после торжеств подошла к пацанам Орловым и попросила отвести ее туда, где погиб ее брат-комиссар. Так и сказала скромно сидящим вдали от поющих друг другу дифирамбы чиновников пацанам, кивнула в сторону подвыпивших "руководителей": "Я все понимаю про них и кто, что для нашей семьи сделал. Расскажите правду, как было, и отведите туда, где он погиб".

Тогда эта молодая женщина казалась новгородским пацанам принцессой, абсолютно чуждой Долине смерти. Но она молча шла хлипкие километры до воронки Матрошилова.

- Здесь, - кивнув на заполненную водой с желтыми листьями воронку, сказал Сашка.

Женщина, чуть покачнувшись, упала на колени у края воронки. Она встала на колени прямо в стылую, мокрую весеннюю грязь, обхватила голову руками. Наполненные нечеловеческой болью глаза блестели чернотой воды из воронки. Она завыла. Не заплакала, не зарыдала. Она завыла, завыла, как воет волчица, потерявшая свой выводок, завыла так, что испугавшиеся пацаны порскнули по кустам, как зайцы, и лишь выглядывали из-за голых ветвей. Она выла на серое небо, а по щекам в воронку скатывались слезы. Она выла, выплескивая в небо всю накопившуюся в ней боль от потери, боль от копившейся неизвестности, боль от осознания лишений, принесенных ей и миру этой войной и потерей этого человека, ее брата.

А потом они шли назад. И Орловы решили поразить "принцессу", вытащив припрятанный карабин, они предложили ей пострелять. И открыв рты, смотрели, как женщина кладет пуля в пулю из "кавалерийского" карабина Мосина. А она, засмеявшись, сказала, что является мастером спорта по стрельбе. Это был тоже салют, салют здесь, на месте смерти близкого человека.

Много тайн хранил и хранит еще Мясной бор. Документы, найденные у комиссара Матрошилова, братья отдали отцу Николаю Ивановичу Орлову. А когда он ехал передать их писателю Смирнову Сергею Сергеевичу, на него напали и ограбили, похитив документы.

Бесспорным остается факт, что большинство солдат и командиров 2 Ударной армии не запятнали свое имя предательством. Как не может запятнать их имена предательство их командующего Власова. Фактом до сих пор остается то, что мало кто и сейчас знает об их подвиге. Остается фактом то, что мы должны рассказывать и говорить, кричать, как кричали над их могилами их близкие. Кричать об их подвигах, потому что голоса уже не слышно.

С.Мачинский
(Фото из архива семьи Орловых)