Сегодня: Воскресенье 28 Май 2023 г.

Как нам жить сегодня

31 Март 2023 г.
Сейчас время подвига. С одной стороны — неспокойно на рубежах нашего отечества и проходит СВО, с другой — идет Великий пост. Должна ли поменяться жизнь людей, живущих в России? Какие и у всех ли должны произойти изменения? Или тем, кто не мобилизован, кто не ждет своих близких домой с линии фронта, кто не живет христианской жизнью можно вести себя как прежде? Поскольку мы не призваны, веры в наших сердцах нет, а сами по себе мы люди маленькие, что от нас может зависеть в этой глобальной ситуации, в земной жизни?

Если кто-то из нас уже достиг святости, то пусть его жизнь течет как прежде. Ведь святой и так все время пребывает в подвиге, в борении со своими страстями, живет как перед лицом Христа. Что же касается остальных, которые еще не достигли такого уровня жизни, то в нынешние тревожные времена мы призываемся к большей сосредоточенности.

Многие верующие держат «внеплановые» многодневные посты, каждый день читают канон молебный к Богородице или Псалтирь, исповедуются и причащаются. Так люди стараются понести посильный подвиг. Поскольку, если мы просим у Бога в наших молитвах милостей для наших ближних, для наших воинов, мы должны сами стать чище, милосерднее, устойчивее к искушениям. Тогда и наша молитва за ближних будет более действенной.

Всегда, во времена серьезных испытаний, христиане призывались к более напряженной духовной жизни, к принятию на себя каких-либо самоограничений, к усиленной молитве. Когда языческий город Ниневию постигло серьезное испытание, он был определен Богом к уничтожению за нечестие жителей, то люди наложили на себя трехдневный пост и Господь их помиловал. Их пост был строжайший — не ели, не пили, даже не кормили домашних животных. По округе разносился крик грудных детей, вой животных, лились слезы людей. Все люди держали пост. У них и угроза была предельная — их город, со всеми жителями, должен был быть уничтожен, сметен с лица земли. За их раскаяние Господь их помиловал.

Так и нам, христианам, стоит последовать примеру жителей Ниневии языческой. Они не стали рассуждать: «меня это не касается», или: «это не моя война», или: «я никому ничего не должен», а все духовно мобилизовались и понесли трехдневную аскезу, как повелел Господь. И ныне каждый из нас может взять на себя ради наших защитников посильный подвиг и молиться за них.

Молитва — это проявление любви к тем, о ком мы молимся, обращение к Богу, чтобы Он помог им в трудный жизненный момент. Мы сейчас не имеем права проявлять сочувствие просто «сидя на диване», в разговорах или в соцсетях и в каких-то комментариях. Сочувствие должно быть деятельным, выражаться в реальных поступках. Даже небольшая помощь каждого сейчас очень важна и нужна.

Не забудем о благотворительности в пользу воинов, на их нужды, и в пользу тех семей, чьи сыновья, отцы, братья, мужья мобилизованы сейчас в армию, и в пользу тех, кто вынуждено остался без крова.

Что «из прежнего» может оставаться в жизни? От чего, правильнее, будет воздержаться? Можем ли мы, как и прежде, ходить в кафе, в кино, на развлекательные мероприятия, проводить часы в интернете за просмотром сериалов и прочее, к чему мы привыкли в обычной жизни?

У каждого человека все должно соответствовать его возможностям. Нет смысла брать подвиг непосильный: это будет ненадолго. Кто-то сможет полностью отказаться от привычного образа жизни, кто-то не в силах это сделать. Отказываясь от чего-то одного, надо это время занять чем-то другим. Не все способны освободившееся время занять молитвой, чтением или другими благими делами. Например, люди соорганизовались, собираются в определенном месте, шьют носилки для фронта. Пошив идет целый день, от восьми утра до восьми вечера, потому что в носилках — огромная потребность. И вот человек узнает, что в этом деле можно поучаствовать: прийти после работы на пару часов или посвятить этому выходной день. И дальше уже только совесть подскажет, куда пойти: в кафе или туда, где нужны твои руки.

У кого-то процесс подобного выбора может быть постепенным. Вначале человек помог разово, выделил один час в неделю на помощь нуждающимся, тот же пошив, к примеру. А потом, если придет четкое понимание, что носилки, которые ты пошил, могут кому-то на передовой спасти жизнь, то уже вопрос: пойти в кафе или пошивочную мастерскую — уже не встанет. От привычных «радостей жизни» отказаться будет гораздо легче.

Нам заповедано всегда радоваться, за все благодарить (см. 1 Сол. 5; 16-18). Но речь идет об особой радости — духовного порядка. К примеру, святой Киприан Карфагенский (III век) радовался, что пришло время очередного гонения на Церковь. Он говорил: наконец-то опять начались гонения. Потому что для верующих гонения — это время духовного бодрствования. Святой Киприан и пострадал в те гонения, стал мучеником.

Ныне у нас — непростые времена. Мы теряемся в потоках разноречивой информации, душа пребывает в смятении от всего, что происходит вокруг нас, видим много несправедливости, обещаний, страдания ближних. Возможно ли в таких условиях сохранять радость и благодарность?

Бодрость и радость верующий должен сохранять оттого, что Господь рядом. Чтобы не случилось в нашей жизни, Христос все равно с нами. Он не оставляет нас несмотря на все эти испытания, на всю глубину нашего падения. И если человек это понимает, то это и будет источником его духовной радости. Не земной радости, не «веселости», в плане развлечения, разгула, а именно серьезной, духовной радости.

Здесь надо помнить об одной опасности. Многие из нас сейчас стараются настроиться на духовную бодрость, на посещение храма, на молитву. И это происходит не без усилий, а тут еще человек видит, что кто-то живет как прежде, развлекается, выкладывает на всеобщее обозрение соответствующие фотографии, да еще и «лайки» собирает под ними. У некоторых это вызывает раздражение, а за ним и осуждение, потому что эти чувства связаны между собой. Это греховное состояние.

Как же разрешить этот вопрос? Это не так уж сложно. Если человек видит проблему, он должен начать решать ее с самого себя. Надо не соседа заставлять что-то делать, а поработать с собой. А сосед сам за себя ответит. У каждого своя жизнь, и каждый только за себя ответит перед Богом.

Если у нас возникает на кого-то чувство раздражения, мы должны понимать, что мы сами — в духовной опасности, если так реагируем. Потому что всегда есть желание кого-то осудить, заставить другого делать то, что нам кажется правильным, а себя не трогать. Кажется, что у нас-то все правильно, и соответствует ситуации. Не говоря о том, что мы всего не знаем и знать не можем ни об одном человеке.

Может быть тот, кого мы видим за чашечкой кофе, пожертвовал свою премию или деньги, отложенные на путешествие, на экипировку наших мобилизованных ребят. Может быть, он сейчас три часа грузил машину с гуманитарной помощью, которая направилась в зону СВО или иным образом помогал? Может быть, он пригласил в кафе кого-то, кто сильно унывает, чтобы поддержать его, немного придать уверенности, порадовать? Можем мы такое допустить? Можем.

В любом случае, оставим других людей в покое, Церковь Великим постом призывает видеть свои грехи. У каждого свой жизненный крест, большой или маленький, тяжелый или легкий, но он дан всем по силам. Бог не попускает испытаний больше, чем человек может понести. И человек или сбрасывает его и убегает куда-то в теплые безопасные места, или берет и без ропота несет свой крест, порой, из последних сил. Попытка сохранить свой комфорт — это то, что в Евангелии описано словами: «кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее» (Мк. 8; 35). Речь о тех, кто хочет сберечь свое представление о жизни, свои мечты, свои желания, кто готов поступиться Правдой ради исполнения своих интересов. Тот всего лишится. Другой готов принять промысел Божий о себе, он о человеке может быть разным, и порой совсем не соответствующий его ожиданиям. Кто-то на первое место ставит себя, и кто-то — Бога.

Но дал ли кто нам право осуждать? Мы хорошо помнят слова Спасителя: «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» (Мф. 7; 1-2). Эта фраза знакома даже людям, никогда не читавшим Евангелие.

Но вот тут надо подойти с рассудительностью, как это делали всегда святые отцы. Например, вспомним историю Вселенских соборов — как жестко были осуждены все еретики, не признавшие своих заблуждений. Почему? Чтобы они не ввергли своих последователей в вечную погибель. Да и Сам Господь во время Своей земной жизни давал довольно нелицеприятные оценки своим оппонентам — книжникам и фарисеям, «скорбя об ожесточении сердец их» (Мк. 3; 5), потому как Сам был Сердцеведцем. А если взять историю не столь далекую от нашего времени — историю Второй мировой войны. Разве нормальный человек может не осуждать то, что творили дивизии СС и Вермахта на оккупированных территориях Восточной Европы? Чудовищный по своему зверству и бессмысленности холокост, медицинские бесчеловечные опыты в лагерях смерти, сожженные деревни и города — как это можно не осуждать? Или атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, осуществленные США. В результате двух взрывов мгновенно погибли тысячи человек, и это были в основном мирные жители. Явное проявление зла, что, к примеру, делают власти на Украине с православными епископами, священниками, монахами и простыми людьми, подлежит осуждению.

Но как это мы должны делать? Молиться Богу, чтобы он привел их к покаянию и исправлению, чтобы Он защитил Свою Церковь и укрепил православных христиан в стоянии в вере.

И еще один очень «острый угол» сегодняшних российских реалий — тема «уехавших». Кто-то из тех, кто убежал, еще, может, и вернется, и покается, и понесет свой подвиг, мы этого не знаем. Если мыслить словами апостола Павла: «Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его» (Рим. 14; 4). И далее: «Итак каждый из нас за себя даст отчет Богу» (Рим. 14; 12). Только тут тоже есть кое-какие «но». Бросать Родину в трудный для нее период из страха за свое благополучие… Не хотеть ее защищать… Как это называется на самом деле? А если бы так же поступили большинство наших отцов и дедушек в 1941, что было бы? Понятия чести и долга никто не отменял.

Даже про времена Своего Второго Пришествия, про конец мира, когда солнце погаснет, и люди будут страдать от страха и ожидания бедствий, Господь говорил: «тогда восклонитесь и поднимите головы ваши, потому что приближается избавление ваше» (Лк. 21; 28). Потому что настал день Пришествия Христова и кончится все земное, где было много неправды, боли, лжи, несправедливого обогащения. Тем более в наших нынешних условиях, сложных, тяжелых, мы должны сохранять духовную бодрость и трезвость, проанализировать свою жизнь, понять, что в ней надо поменять и срочно заняться этим.

Господь не обещал нам благоденствие на земле: «В мире будете иметь скорбь, но мужайтесь: Я победил мир» (Ин. 16; 33). Не страдания обещал Господь, а то, что Он будет всегда с нами. Вот на что надо делать упор, о чем вспоминать, когда приходит скорбь. Нам же надо трудиться и во всем полагаться на Господа и Его Евангелие.

Человек может отойти от Бога. А Бог от человека не отходит. Он же Сам нам сказал: «Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28; 20). Если Христос обещал, значит, Он здесь, Он нас не оставил. И мы всегда можем к Нему обратиться, а это значит изменить наш образ жизни так, чтобы Небесное стало для нас выше земного. Святитель Николай Сербский приводил такой пример. Во время войны одного солдата послали в разведку, но он был труслив, и об этом знали другие солдаты и смеялись над ним. Один из сослуживцев подошел его поддержать, но тот ответил: «Погибну я, враг совсем рядом!». Сослуживец посмотрел на него и сказал: «Не бойся, брат: Господь еще ближе». Эти слова вселили в солдата смелость, он прошел с мыслью, что Господь еще ближе до конца войны, и получил несколько наград за храбрость. Чувство, что «Господь еще ближе!» не оставляло его всю жизнь.

Митрополит Калужский и Боровский Климент
Фото: Сергей Киселев / АГН Москва
Источник


Как нам жить сегодня

31 Март 2023 г.
Сейчас время подвига. С одной стороны — неспокойно на рубежах нашего отечества и проходит СВО, с другой — идет Великий пост. Должна ли поменяться жизнь людей, живущих в России? Какие и у всех ли должны произойти изменения? Или тем, кто не мобилизован, кто не ждет своих близких домой с линии фронта, кто не живет христианской жизнью можно вести себя как прежде? Поскольку мы не призваны, веры в наших сердцах нет, а сами по себе мы люди маленькие, что от нас может зависеть в этой глобальной ситуации, в земной жизни?

Если кто-то из нас уже достиг святости, то пусть его жизнь течет как прежде. Ведь святой и так все время пребывает в подвиге, в борении со своими страстями, живет как перед лицом Христа. Что же касается остальных, которые еще не достигли такого уровня жизни, то в нынешние тревожные времена мы призываемся к большей сосредоточенности.

Многие верующие держат «внеплановые» многодневные посты, каждый день читают канон молебный к Богородице или Псалтирь, исповедуются и причащаются. Так люди стараются понести посильный подвиг. Поскольку, если мы просим у Бога в наших молитвах милостей для наших ближних, для наших воинов, мы должны сами стать чище, милосерднее, устойчивее к искушениям. Тогда и наша молитва за ближних будет более действенной.

Всегда, во времена серьезных испытаний, христиане призывались к более напряженной духовной жизни, к принятию на себя каких-либо самоограничений, к усиленной молитве. Когда языческий город Ниневию постигло серьезное испытание, он был определен Богом к уничтожению за нечестие жителей, то люди наложили на себя трехдневный пост и Господь их помиловал. Их пост был строжайший — не ели, не пили, даже не кормили домашних животных. По округе разносился крик грудных детей, вой животных, лились слезы людей. Все люди держали пост. У них и угроза была предельная — их город, со всеми жителями, должен был быть уничтожен, сметен с лица земли. За их раскаяние Господь их помиловал.

Так и нам, христианам, стоит последовать примеру жителей Ниневии языческой. Они не стали рассуждать: «меня это не касается», или: «это не моя война», или: «я никому ничего не должен», а все духовно мобилизовались и понесли трехдневную аскезу, как повелел Господь. И ныне каждый из нас может взять на себя ради наших защитников посильный подвиг и молиться за них.

Молитва — это проявление любви к тем, о ком мы молимся, обращение к Богу, чтобы Он помог им в трудный жизненный момент. Мы сейчас не имеем права проявлять сочувствие просто «сидя на диване», в разговорах или в соцсетях и в каких-то комментариях. Сочувствие должно быть деятельным, выражаться в реальных поступках. Даже небольшая помощь каждого сейчас очень важна и нужна.

Не забудем о благотворительности в пользу воинов, на их нужды, и в пользу тех семей, чьи сыновья, отцы, братья, мужья мобилизованы сейчас в армию, и в пользу тех, кто вынуждено остался без крова.

Что «из прежнего» может оставаться в жизни? От чего, правильнее, будет воздержаться? Можем ли мы, как и прежде, ходить в кафе, в кино, на развлекательные мероприятия, проводить часы в интернете за просмотром сериалов и прочее, к чему мы привыкли в обычной жизни?

У каждого человека все должно соответствовать его возможностям. Нет смысла брать подвиг непосильный: это будет ненадолго. Кто-то сможет полностью отказаться от привычного образа жизни, кто-то не в силах это сделать. Отказываясь от чего-то одного, надо это время занять чем-то другим. Не все способны освободившееся время занять молитвой, чтением или другими благими делами. Например, люди соорганизовались, собираются в определенном месте, шьют носилки для фронта. Пошив идет целый день, от восьми утра до восьми вечера, потому что в носилках — огромная потребность. И вот человек узнает, что в этом деле можно поучаствовать: прийти после работы на пару часов или посвятить этому выходной день. И дальше уже только совесть подскажет, куда пойти: в кафе или туда, где нужны твои руки.

У кого-то процесс подобного выбора может быть постепенным. Вначале человек помог разово, выделил один час в неделю на помощь нуждающимся, тот же пошив, к примеру. А потом, если придет четкое понимание, что носилки, которые ты пошил, могут кому-то на передовой спасти жизнь, то уже вопрос: пойти в кафе или пошивочную мастерскую — уже не встанет. От привычных «радостей жизни» отказаться будет гораздо легче.

Нам заповедано всегда радоваться, за все благодарить (см. 1 Сол. 5; 16-18). Но речь идет об особой радости — духовного порядка. К примеру, святой Киприан Карфагенский (III век) радовался, что пришло время очередного гонения на Церковь. Он говорил: наконец-то опять начались гонения. Потому что для верующих гонения — это время духовного бодрствования. Святой Киприан и пострадал в те гонения, стал мучеником.

Ныне у нас — непростые времена. Мы теряемся в потоках разноречивой информации, душа пребывает в смятении от всего, что происходит вокруг нас, видим много несправедливости, обещаний, страдания ближних. Возможно ли в таких условиях сохранять радость и благодарность?

Бодрость и радость верующий должен сохранять оттого, что Господь рядом. Чтобы не случилось в нашей жизни, Христос все равно с нами. Он не оставляет нас несмотря на все эти испытания, на всю глубину нашего падения. И если человек это понимает, то это и будет источником его духовной радости. Не земной радости, не «веселости», в плане развлечения, разгула, а именно серьезной, духовной радости.

Здесь надо помнить об одной опасности. Многие из нас сейчас стараются настроиться на духовную бодрость, на посещение храма, на молитву. И это происходит не без усилий, а тут еще человек видит, что кто-то живет как прежде, развлекается, выкладывает на всеобщее обозрение соответствующие фотографии, да еще и «лайки» собирает под ними. У некоторых это вызывает раздражение, а за ним и осуждение, потому что эти чувства связаны между собой. Это греховное состояние.

Как же разрешить этот вопрос? Это не так уж сложно. Если человек видит проблему, он должен начать решать ее с самого себя. Надо не соседа заставлять что-то делать, а поработать с собой. А сосед сам за себя ответит. У каждого своя жизнь, и каждый только за себя ответит перед Богом.

Если у нас возникает на кого-то чувство раздражения, мы должны понимать, что мы сами — в духовной опасности, если так реагируем. Потому что всегда есть желание кого-то осудить, заставить другого делать то, что нам кажется правильным, а себя не трогать. Кажется, что у нас-то все правильно, и соответствует ситуации. Не говоря о том, что мы всего не знаем и знать не можем ни об одном человеке.

Может быть тот, кого мы видим за чашечкой кофе, пожертвовал свою премию или деньги, отложенные на путешествие, на экипировку наших мобилизованных ребят. Может быть, он сейчас три часа грузил машину с гуманитарной помощью, которая направилась в зону СВО или иным образом помогал? Может быть, он пригласил в кафе кого-то, кто сильно унывает, чтобы поддержать его, немного придать уверенности, порадовать? Можем мы такое допустить? Можем.

В любом случае, оставим других людей в покое, Церковь Великим постом призывает видеть свои грехи. У каждого свой жизненный крест, большой или маленький, тяжелый или легкий, но он дан всем по силам. Бог не попускает испытаний больше, чем человек может понести. И человек или сбрасывает его и убегает куда-то в теплые безопасные места, или берет и без ропота несет свой крест, порой, из последних сил. Попытка сохранить свой комфорт — это то, что в Евангелии описано словами: «кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее» (Мк. 8; 35). Речь о тех, кто хочет сберечь свое представление о жизни, свои мечты, свои желания, кто готов поступиться Правдой ради исполнения своих интересов. Тот всего лишится. Другой готов принять промысел Божий о себе, он о человеке может быть разным, и порой совсем не соответствующий его ожиданиям. Кто-то на первое место ставит себя, и кто-то — Бога.

Но дал ли кто нам право осуждать? Мы хорошо помнят слова Спасителя: «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» (Мф. 7; 1-2). Эта фраза знакома даже людям, никогда не читавшим Евангелие.

Но вот тут надо подойти с рассудительностью, как это делали всегда святые отцы. Например, вспомним историю Вселенских соборов — как жестко были осуждены все еретики, не признавшие своих заблуждений. Почему? Чтобы они не ввергли своих последователей в вечную погибель. Да и Сам Господь во время Своей земной жизни давал довольно нелицеприятные оценки своим оппонентам — книжникам и фарисеям, «скорбя об ожесточении сердец их» (Мк. 3; 5), потому как Сам был Сердцеведцем. А если взять историю не столь далекую от нашего времени — историю Второй мировой войны. Разве нормальный человек может не осуждать то, что творили дивизии СС и Вермахта на оккупированных территориях Восточной Европы? Чудовищный по своему зверству и бессмысленности холокост, медицинские бесчеловечные опыты в лагерях смерти, сожженные деревни и города — как это можно не осуждать? Или атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, осуществленные США. В результате двух взрывов мгновенно погибли тысячи человек, и это были в основном мирные жители. Явное проявление зла, что, к примеру, делают власти на Украине с православными епископами, священниками, монахами и простыми людьми, подлежит осуждению.

Но как это мы должны делать? Молиться Богу, чтобы он привел их к покаянию и исправлению, чтобы Он защитил Свою Церковь и укрепил православных христиан в стоянии в вере.

И еще один очень «острый угол» сегодняшних российских реалий — тема «уехавших». Кто-то из тех, кто убежал, еще, может, и вернется, и покается, и понесет свой подвиг, мы этого не знаем. Если мыслить словами апостола Павла: «Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его» (Рим. 14; 4). И далее: «Итак каждый из нас за себя даст отчет Богу» (Рим. 14; 12). Только тут тоже есть кое-какие «но». Бросать Родину в трудный для нее период из страха за свое благополучие… Не хотеть ее защищать… Как это называется на самом деле? А если бы так же поступили большинство наших отцов и дедушек в 1941, что было бы? Понятия чести и долга никто не отменял.

Даже про времена Своего Второго Пришествия, про конец мира, когда солнце погаснет, и люди будут страдать от страха и ожидания бедствий, Господь говорил: «тогда восклонитесь и поднимите головы ваши, потому что приближается избавление ваше» (Лк. 21; 28). Потому что настал день Пришествия Христова и кончится все земное, где было много неправды, боли, лжи, несправедливого обогащения. Тем более в наших нынешних условиях, сложных, тяжелых, мы должны сохранять духовную бодрость и трезвость, проанализировать свою жизнь, понять, что в ней надо поменять и срочно заняться этим.

Господь не обещал нам благоденствие на земле: «В мире будете иметь скорбь, но мужайтесь: Я победил мир» (Ин. 16; 33). Не страдания обещал Господь, а то, что Он будет всегда с нами. Вот на что надо делать упор, о чем вспоминать, когда приходит скорбь. Нам же надо трудиться и во всем полагаться на Господа и Его Евангелие.

Человек может отойти от Бога. А Бог от человека не отходит. Он же Сам нам сказал: «Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28; 20). Если Христос обещал, значит, Он здесь, Он нас не оставил. И мы всегда можем к Нему обратиться, а это значит изменить наш образ жизни так, чтобы Небесное стало для нас выше земного. Святитель Николай Сербский приводил такой пример. Во время войны одного солдата послали в разведку, но он был труслив, и об этом знали другие солдаты и смеялись над ним. Один из сослуживцев подошел его поддержать, но тот ответил: «Погибну я, враг совсем рядом!». Сослуживец посмотрел на него и сказал: «Не бойся, брат: Господь еще ближе». Эти слова вселили в солдата смелость, он прошел с мыслью, что Господь еще ближе до конца войны, и получил несколько наград за храбрость. Чувство, что «Господь еще ближе!» не оставляло его всю жизнь.

Митрополит Калужский и Боровский Климент
Фото: Сергей Киселев / АГН Москва
Источник