Сегодня: Воскресенье 14 Апрель 2024 г.

Быть на стороне Бога

12 Март 2024 г.
В прошедшее воскресенье Церковь напомнила нам о Втором Пришествии Христа, в церковном календаре этот день называется «Неделя о страшном суде». Что же будет после того, как вновь на землю придет Христос?

Об этом размышляют не только взрослые люди, но и дети. Гарик из 3 класса обращается к Богу с таким вопросом: «Вот этот мир кончится и начнется другой?»

Вопрос серьезный, но не совсем точно говорить, что мир кончится. Мир никуда не исчезнет. Расписывая Успенский собор в городе Владимире в 1408 году, преподобный Андрей Рублев изобразил картину Страшного Суда, и там есть один сюжет, как ангел сворачивает небо – как простой свиток. Он это делает, чтобы освободить место от отслужившего своё, ветхого, устаревшего, – новому. Эта фреска показывает образ изменения всего сотворённого видимого мира. Не то, что всё рассыплется в прах, и все мы будем в подвешенном состоянии, как некие космонавты – в безвоздушном пространстве. Нет, весь материальный мир преобразится, станет иной. Будет новая земля, новое небо, как пишет апостол Иоанн Богослов (см. Откр. 21: 1). Явится то же творение, но очищенное от всего греховного, наносного. Не будет ни скорби и печали, ни зависти и гордыни, ни войны и смерти.

Не мир кончится, а настоящий порядок вещей, который ныне господствует. Суть его: власть, деньги, удовольствия. Соответственна и ценностная шкала: у кого этих ресурсов больше, тот стоит выше в этой системе координат. Но есть, в нашем же мире, и иной свод принципов: стремление к праведности и жизни по совести. Когда человек ставит своей задачей ежечасно в мыслях предстоять перед Богом. «Богатство состоит не во имениях многих, но в доброй совести, которая и без богатства тленного уже имеет свои награды», – писал преподобный иеросхимонах Лев Оптинский (Наголкин). В жизни каждого из нас главенствует или одна, или другая совокупность ценностей. На двух стульях не усидеть никому. «Не можете служить Богу и маммоне» (Лк. 16: 13). Человек делает свой выбор, причём, независимо от количества его денег и прочих возможностей.

В вечности преобразятся все без исключения, когда-то жившие и ныне живущие, в соответствии с тем, какую жизнь прожили на земле. Вслед за человеком преобразится всё мироздание. Изменение коснётся не только нашей планеты и человека, а всего тварного мира. Вселенная же едина. С момента грехопадения условия падшего мира не только у нас, на Земле, но они таковы везде, и на Марсе, и ещё дальше. Когда пал Адам, подверженным действию зла стало всё творение (кроме Ангелов), не только Земля.

С этой точки зрения нет никакого смысла в освоении новых планет, потому что, оказавшись там, в новых условиях, человек внутренне не изменится. Он останется таким же, каким был на Земле. Хоть на Земле, хоть на Луне, или на Марсе – смертный будет всё тем же грешником, с теми же задачами исправления, которые стоят перед ним здесь.

А с прикладной точки зрения мы продолжаем осваивать Космос, потому что это касается безопасности нашей страны, нашего земного существования. Но перспективной возможности жить на новых планетах, пригодных для проживания человека, если такие вообще имеются, нет. Подумайте сами, сейчас самому быстрому космическому кораблю "Saturn V", который летит со скорость 64 500 км/ч, потребуется около 30 тысяч лет, чтобы покинуть нашу солнечную систему, и почти 700 тысяч лет (ученые называют цифру 699 661 лет), чтобы долететь до экзопланеты Проксима Б. Так что улететь от зла разные технические изобретения и разработки не помогут. И вся тварь ожидает не технических новинок, а обновления самого «венца творения» – человека. Но для жизни в вечности человек должен готовиться сам.

Итак, будет не другой, а обновленный мир. Переформатирует его Господь. Будет перемена «к лучшему» (по слову святителя Андрея Кесарийского). Мы же должны быть к этому готовы. По слову Спасителя: «Бдите и молитеся, да не внидете въ напасть» (Мф. 26: 41).

Ученик 3 класса Глеб, услышав рассказ о страшном суде или увидев картину о страданиях грешников, спрашивает у Бога: «Если я попаду в ад, Ты меня там увидишь и будешь смотреть, как надо мной издеваются?»

Дорогой Глеб, ад – это не место, где издеваются над кем-то. Ад – это место, где человек, не хотящий быть с Богом, пытается укрыться от Него. Господь его, безусловно, увидит, но человек, который не раскаивается в грехах, сам выбирает ад, сам не пожелал быть со своим Создателем, и то, что его видит Бог, это сжигает его, будет приносить ему разного рода страдания, в зависимости от тех грехов, которые он совершал.

Так что в «геенну огненную» отправляют не против воли человека, а, наоборот, по его желанию (как бы парадоксально это не звучало). Бог хочет, чтобы все спаслись и пребывали с Ним в Царстве Небесном, а если сам человек не жаждет этого, то Бог его не спасёт. Святитель Феофан говорит: «Сотворить нас Бог мог без нас, а спасти нас без нас не может». Бог не может насильно привлечь нас к Себе. И никакой радости никому не будет от зрелища человека, находящегося в аду.

Вот как описывал вечные блаженства и мучения святой Ириней Лионский: «Всем соблюдающим любовь к Нему Он дает Свое общение. Общение же с Богом есть жизнь и свет, и наслаждение всеми благами, какие есть у Него. А тех, которые по своему произволению отступают от Него, Он подвергает отлучению от Себя, которое они сами избрали. Разлучение с Богом есть смерть, и удаление от света есть тьма, и отчуждение от Бога есть лишение всех благ, какие есть у Него. Но блага Божии вечны и без конца, поэтому и лишение их вечно и без конца, подобно тому, как относительно неизмеримого света сами себя ослепившие или ослепленные другими навсегда лишены сладости его не потому, чтобы свет причинял им мучение слепоты, но сама слепота доставляет им несчастие».

Не менее серьезный вопрос задает ученица 3 класса Лада. Она спрашивает Бога: «Правда, что для Тебя нет мертвых?»

Правда. «Бог же не есть Бог мертвых, но живых» (Лк. 20: 38). Для Бога все люди живы. Потому что Господь вне времени, и Он видит всех в один момент: сразу прошлое, настоящее и будущее. Он зрит тех людей, которые уже ушли из земной жизни, но их души – с Ним. Знает и тех, кто проходит сейчас земной путь. Видит тех, кто ещё не родились, и слышит голос убиенных при аборте младенцев.

Смерть страшит человека как нечто чуждое его природе, потому что он не был предназначен для неё. Вот что писал в своих дневниках отец Василий Росляков, убитый на Пасху 1993 года в Оптиной пустыни: «Смерть страшна: почему она знает обо мне все, почему она обладает мною, распоряжается мною как госпожа своим рабом? Христианство дает знание о смерти и о будущей жизни, уничижая этим власть смерти. Да, и о христианине смерть знает все, но, и он знает о ней ровно столько, чтобы не бояться ее».

Мы должны учиться правильно относиться к смерти, раз она стала той реальностью, которой не избежать никому. Не с чувством ужаса, а как говорил апостол Павел: «Имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше» (Фил. 1: 23). Стремиться нужно к этому. Если апостол Павел так говорил, значит, Бог дал ему опыт увидеть, что в вечности «несравненно» лучше, чем здесь, на земле. Потому что там, в вневременности, ничто уже не мешает быть со своим Творцом и Спасителем: никакие земные страсти, никакие обстоятельства, дела, суета и прочее, уже не закрывают Его от нас.

Что касается смерти, то святитель Иоанн Златоуст говорил, что она – вещь «безразличная», и сама по себе – ни добро, ни зло. А зло – это жить в грехах и не исправляться. Грешники уже при жизни умерли, так как оскорбляют Бога и далеки от Него. Поэтому надо «плакать о грешниках не умирающих только, но и живущих, а радоваться о праведниках не только живых, но и скончавшихся. Первые и при жизни умерли, а последние и по смерти живут» (свт. Иоанн Златоуст).

Митрополит Калужский и Боровский Климент
Фото: Shutterstock
Источник


Быть на стороне Бога

12 Март 2024 г.
В прошедшее воскресенье Церковь напомнила нам о Втором Пришествии Христа, в церковном календаре этот день называется «Неделя о страшном суде». Что же будет после того, как вновь на землю придет Христос?

Об этом размышляют не только взрослые люди, но и дети. Гарик из 3 класса обращается к Богу с таким вопросом: «Вот этот мир кончится и начнется другой?»

Вопрос серьезный, но не совсем точно говорить, что мир кончится. Мир никуда не исчезнет. Расписывая Успенский собор в городе Владимире в 1408 году, преподобный Андрей Рублев изобразил картину Страшного Суда, и там есть один сюжет, как ангел сворачивает небо – как простой свиток. Он это делает, чтобы освободить место от отслужившего своё, ветхого, устаревшего, – новому. Эта фреска показывает образ изменения всего сотворённого видимого мира. Не то, что всё рассыплется в прах, и все мы будем в подвешенном состоянии, как некие космонавты – в безвоздушном пространстве. Нет, весь материальный мир преобразится, станет иной. Будет новая земля, новое небо, как пишет апостол Иоанн Богослов (см. Откр. 21: 1). Явится то же творение, но очищенное от всего греховного, наносного. Не будет ни скорби и печали, ни зависти и гордыни, ни войны и смерти.

Не мир кончится, а настоящий порядок вещей, который ныне господствует. Суть его: власть, деньги, удовольствия. Соответственна и ценностная шкала: у кого этих ресурсов больше, тот стоит выше в этой системе координат. Но есть, в нашем же мире, и иной свод принципов: стремление к праведности и жизни по совести. Когда человек ставит своей задачей ежечасно в мыслях предстоять перед Богом. «Богатство состоит не во имениях многих, но в доброй совести, которая и без богатства тленного уже имеет свои награды», – писал преподобный иеросхимонах Лев Оптинский (Наголкин). В жизни каждого из нас главенствует или одна, или другая совокупность ценностей. На двух стульях не усидеть никому. «Не можете служить Богу и маммоне» (Лк. 16: 13). Человек делает свой выбор, причём, независимо от количества его денег и прочих возможностей.

В вечности преобразятся все без исключения, когда-то жившие и ныне живущие, в соответствии с тем, какую жизнь прожили на земле. Вслед за человеком преобразится всё мироздание. Изменение коснётся не только нашей планеты и человека, а всего тварного мира. Вселенная же едина. С момента грехопадения условия падшего мира не только у нас, на Земле, но они таковы везде, и на Марсе, и ещё дальше. Когда пал Адам, подверженным действию зла стало всё творение (кроме Ангелов), не только Земля.

С этой точки зрения нет никакого смысла в освоении новых планет, потому что, оказавшись там, в новых условиях, человек внутренне не изменится. Он останется таким же, каким был на Земле. Хоть на Земле, хоть на Луне, или на Марсе – смертный будет всё тем же грешником, с теми же задачами исправления, которые стоят перед ним здесь.

А с прикладной точки зрения мы продолжаем осваивать Космос, потому что это касается безопасности нашей страны, нашего земного существования. Но перспективной возможности жить на новых планетах, пригодных для проживания человека, если такие вообще имеются, нет. Подумайте сами, сейчас самому быстрому космическому кораблю "Saturn V", который летит со скорость 64 500 км/ч, потребуется около 30 тысяч лет, чтобы покинуть нашу солнечную систему, и почти 700 тысяч лет (ученые называют цифру 699 661 лет), чтобы долететь до экзопланеты Проксима Б. Так что улететь от зла разные технические изобретения и разработки не помогут. И вся тварь ожидает не технических новинок, а обновления самого «венца творения» – человека. Но для жизни в вечности человек должен готовиться сам.

Итак, будет не другой, а обновленный мир. Переформатирует его Господь. Будет перемена «к лучшему» (по слову святителя Андрея Кесарийского). Мы же должны быть к этому готовы. По слову Спасителя: «Бдите и молитеся, да не внидете въ напасть» (Мф. 26: 41).

Ученик 3 класса Глеб, услышав рассказ о страшном суде или увидев картину о страданиях грешников, спрашивает у Бога: «Если я попаду в ад, Ты меня там увидишь и будешь смотреть, как надо мной издеваются?»

Дорогой Глеб, ад – это не место, где издеваются над кем-то. Ад – это место, где человек, не хотящий быть с Богом, пытается укрыться от Него. Господь его, безусловно, увидит, но человек, который не раскаивается в грехах, сам выбирает ад, сам не пожелал быть со своим Создателем, и то, что его видит Бог, это сжигает его, будет приносить ему разного рода страдания, в зависимости от тех грехов, которые он совершал.

Так что в «геенну огненную» отправляют не против воли человека, а, наоборот, по его желанию (как бы парадоксально это не звучало). Бог хочет, чтобы все спаслись и пребывали с Ним в Царстве Небесном, а если сам человек не жаждет этого, то Бог его не спасёт. Святитель Феофан говорит: «Сотворить нас Бог мог без нас, а спасти нас без нас не может». Бог не может насильно привлечь нас к Себе. И никакой радости никому не будет от зрелища человека, находящегося в аду.

Вот как описывал вечные блаженства и мучения святой Ириней Лионский: «Всем соблюдающим любовь к Нему Он дает Свое общение. Общение же с Богом есть жизнь и свет, и наслаждение всеми благами, какие есть у Него. А тех, которые по своему произволению отступают от Него, Он подвергает отлучению от Себя, которое они сами избрали. Разлучение с Богом есть смерть, и удаление от света есть тьма, и отчуждение от Бога есть лишение всех благ, какие есть у Него. Но блага Божии вечны и без конца, поэтому и лишение их вечно и без конца, подобно тому, как относительно неизмеримого света сами себя ослепившие или ослепленные другими навсегда лишены сладости его не потому, чтобы свет причинял им мучение слепоты, но сама слепота доставляет им несчастие».

Не менее серьезный вопрос задает ученица 3 класса Лада. Она спрашивает Бога: «Правда, что для Тебя нет мертвых?»

Правда. «Бог же не есть Бог мертвых, но живых» (Лк. 20: 38). Для Бога все люди живы. Потому что Господь вне времени, и Он видит всех в один момент: сразу прошлое, настоящее и будущее. Он зрит тех людей, которые уже ушли из земной жизни, но их души – с Ним. Знает и тех, кто проходит сейчас земной путь. Видит тех, кто ещё не родились, и слышит голос убиенных при аборте младенцев.

Смерть страшит человека как нечто чуждое его природе, потому что он не был предназначен для неё. Вот что писал в своих дневниках отец Василий Росляков, убитый на Пасху 1993 года в Оптиной пустыни: «Смерть страшна: почему она знает обо мне все, почему она обладает мною, распоряжается мною как госпожа своим рабом? Христианство дает знание о смерти и о будущей жизни, уничижая этим власть смерти. Да, и о христианине смерть знает все, но, и он знает о ней ровно столько, чтобы не бояться ее».

Мы должны учиться правильно относиться к смерти, раз она стала той реальностью, которой не избежать никому. Не с чувством ужаса, а как говорил апостол Павел: «Имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше» (Фил. 1: 23). Стремиться нужно к этому. Если апостол Павел так говорил, значит, Бог дал ему опыт увидеть, что в вечности «несравненно» лучше, чем здесь, на земле. Потому что там, в вневременности, ничто уже не мешает быть со своим Творцом и Спасителем: никакие земные страсти, никакие обстоятельства, дела, суета и прочее, уже не закрывают Его от нас.

Что касается смерти, то святитель Иоанн Златоуст говорил, что она – вещь «безразличная», и сама по себе – ни добро, ни зло. А зло – это жить в грехах и не исправляться. Грешники уже при жизни умерли, так как оскорбляют Бога и далеки от Него. Поэтому надо «плакать о грешниках не умирающих только, но и живущих, а радоваться о праведниках не только живых, но и скончавшихся. Первые и при жизни умерли, а последние и по смерти живут» (свт. Иоанн Златоуст).

Митрополит Калужский и Боровский Климент
Фото: Shutterstock
Источник