Сегодня: Пятница 14 Июнь 2024 г.

Семья — это МЫ

6 Июнь 2024 г.
2024 год объявлен Годом семьи. Институту семьи нужна помощь, даже можно сказать – реконструкция: сегодня немало людей не понимают, что предполагает семья, какой она должна быть.

В наши дни не хватает хороших примеров современных супружеских пар, про которые можно было бы сказать молодым: вот это семья, вот так надо жить. К сожалению, не каждый молодой человек на своем опыте знает, что такое хорошая, сплоченная семья, а в добавок у нас большой процент неполных семей, и них дети растут, не чувствуя любовь и заботу от одного из родителей, чаще всего отца.

В наших современниках настолько сильно собственное Я, настолько приоритеты расставляются в пользу своего эго, что никто не хочет даже пытаться работать над тем, чтобы в семье было МЫ, чтобы где-то предпочесть чужие интересы, а не свои. А уж требовать евангельского «возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22: 39) – есть все предпосылки, что вас просто поднимут на смех.

Люди не хотят учитывать, что у человека, с которым они хотят создать семью, есть родные люди, заботы, дела и обязанности, что он чей-то сын или чья-то дочь и не перестанет быть сыном или дочерью. В современных же реалиях, когда столько разводов, тот, кто собирается связать себя супружескими узами, нередко уже и родитель детей от предыдущего брака. И не все люди готовы это принять, но при этом в брак с таким человеком вступать собираются… И не было бы в том ничего предосудительного, если ими движет жертвенность, желание помочь кому-то. Но чаще всего таким человеком движет мысль: попробую еще раз.

Некоторые вполне взрослые люди как будто бы действительно рассчитывают, что то, что было в жизни их будущего супруга до них, просто растает без следа и перестанет проявляться. Но так не бывает.

Вспомню две реальные истории из современной жизни. После развода прошло много времени. Женщина не искала новых романов. Дочь выросла, у нее уже была своя семья и ребенок. И вдруг женщина, мама взрослой дочери и уже бабушка, повстречала мужчину, который ей очень понравился, а она ему. Он до этого женат не был, много работал. Из близких родных у него был старый отец. Уже немолодые мужчина и женщина вступили в брак, надеясь прожить в любви и согласии. Но скоро началось недовольство со стороны женщины: у отца ее мужа была тяжелая болезнь, поэтому к нему нередко нужно было приезжать, помогать ему, что сын и делал; ее же саму время от времени просили посидеть с внучкой, что тоже требовало времени. Женщине же хотелось, чтобы все время они с мужем уделяли друг другу, а так как это в реальной жизни не получалось, она все больше разочаровывалась. Что всему виной? Нереалистичные ожидания неюной женщины, ее нежелание понять элементарное: супруги друг для друга – очень важные люди, но невозможно бросить без помощи старого отца с тяжелой болезнью и радоваться надо тому, что есть внучка, есть с ней общение, ведь дети вырастают так быстро…

Слово «супруги» отнюдь не случайно связывают со словосочетанием «парная упряжка» – считается, что от него оно и произошло. Супруги – если они действительно супруги – должны вместе «везти» общую «упряжку», разделяя заботы друг друга.

Не могу не вспомнить повесть номинанта Патриаршей Литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия Натальи Евгеньевны Сухининой «Прощание славянки». Великая Отечественная война, лишения, трудности, которые выпали на долю главного героя Виктора Гладышева, его братьев и сестер – основной лейтмотив произведения. Я считаю еще одной из главных тем этой книги тему настоящей семьи.

В начале войны Гладышевы, несколько ребятишек разного возраста и пола, среди которых и Виктор, остались одни и без жилья. Мать умерла еще до начала войны, отец на фронте, дом сильно разрушен попавшим в него снарядом. Из Наро-Фоминска они уходят в Смолино, где жили раньше, и где есть родственница со стороны мамы тетя Аня. У Глотиковых Анны Антоновны и Ивана Федоровича своих несколько детей, семья большая. И только случайно ребята узнают, что общий ребенок у них всего один, а другие – от предыдущего семейного союза. Раньше оба были в браке, но муж Анны Антоновны был репрессирован много лет назад и с тех пор никаких сведений о нем не было. И когда не осталось надежды, что жив и вернется, она вышла замуж снова. Иван Федорович был вдовцом.

Когда эти, совсем не юные, люди решили соединить свои судьбы, они их действительно соединили. Оба понимали, что у каждого есть дети – и каждый принял детишек другого и начал относиться к ним так, как относился к своим. Родные люди супруга или супруги стали не досадным дополнением, а частью семьи, одного большого дома в широком понятии – такой, какой и должна быть семья. И это и так немаленькое семейство приняло к себе еще несколько детей Гладышевых – супруги Глотиковы ни на минуту мысли не допускали, что оставшихся без взрослых детей родственницы можно не взять к себе. А потом еще и молодая племянница с маленькой дочкой пришли – и их приняли. Юные Гладышевы понимали, что шесть детей – это много, что и место, и еда им нужны, сразу предупредили, что их шестеро, внутренне готовые к тому, что им могут не обрадоваться. Племянница стеснялась проситься к родным, у которых своих детей много, а еще и война уже идет. Но Глотиковы взяли всех нуждающихся в помощи, попавших в трудную ситуацию родных – и со всеми делили в непростое, скудное, опасное время кров и пищу. И сберечь старались всех.

На первый взгляд Анна Антоновна показалась юным Гладышевым строгой, но они быстро поняли: так только кажется, она добрая на самом деле и очень заботливая. Во время оккупации она старается держать подальше от глаз фашистов всех живущих в доме девочек – по понятным причинам…

Когда один из немцев стал обвинять ее племянника, что он украл у него сало, она смогла объяснить ему, что сам он не туда его положил, и оно испортилось. Уберегала она от беды мальчишек неоднократно. Иван Федорович был с ними в меру строг и разумно требователен. При этом он, не раздумывая, бросается спасать от расстрела мальчика, который ему по крови – не родня, он родственник жены, и спасает, понимая, что, скорее всего, будет убит сам. Он спасает жизнь ребенка, и его немцы отпускают, и они с Анной Антоновной дальше растят детей, и все они для них свои.

Хочу снова вернуться к теме семьи. Семья Глотиковых – это люди с большим любящим сердцем – по-настоящему любящим. Соединяя свои судьбы, они не мыслят о том, чтобы не разделить заботы, чтобы не дать ощущение семьи, любви, безопасности детям родным по крови и тем, кто оказался у них в силу сложных обстоятельств. Все дети становятся родными, все живут с чувством защищенности, крепкого и объединяющего дома. Они не могут не взять под свой кров оказавшихся в беде детей Гладышевых. А это уже плоды воспитания, идеи христианской морали: они взрослые, сильные люди, родители, как же они бросят пропадать других детей?

Огромное любящее сердце не допускает попустительства. Слово Анны Антоновны и Ивана Федоровича много значит в их доме. Домочадцы, вне зависимости от возраста, приучены к труду, от них ждут послушания старшим для их же блага. Как важно понимать это современным родителям: их роль в семье особая, их слово должно иметь вес, любовь к детям не означает вседозволенности. Ребенок нуждается в добром примере своих родителей, он больше запоминает их пример поведения, чем слова.

Когда сегодня молодые люди говорят слова любви и думают о вступлении в брак, стоило бы спросить себя: если понадобится я смогу соединить судьбы с этим человеком так, как супруги Глотиковы? Готов ли я к такой жертве, ради блага другого? Ведь вырастить детей – это жертва, жертва своим «Я», отказ от греховной самости, потому что семья – это «МЫ». И чем шире это «мы» – 4, 5, 6 детей, тем больше счастья.

Или вопрос необходимо ставить несколько иначе: для чего вообще я хочу создать семью? Каким представляю итог своей жизни, к чему мне надо стремиться, живя на земле (ведь все понимают, что мы здесь не на века пришли)? В чинопоследовании венчания есть такое песнопение: «Святии мученицы, добре страдальчествовавшии, и венчавшиися, молитеся ко Господу, помиловатися душам нашим» (тр. гл. 7). Святая Церковь называет брак таинством и уподобляет его подвигу мучеников. И не даром самое первое чудо Спаситель совершил на свадьбе в Кане в Галилее, по просьбе Своей Пречистой Матери. Той, что воспитала Его, растила и молилась о Нем, пока Он был мал. Именно это зачало Евангелия от Иоанна читается во время венчания (Ин. 2: 1-11), в котором повествуется, как Господь претворил воду в вино. Это тоже имеет смысл – первые взаимоотношения супругов уподобляются воде, а на «выходе», спустя много лет совместной жизни эти отношения должны быть крепкими, выстоявшимися, как хорошее вино. Помните, как охарактеризовал распорядитель праздника его качество? «…Ты хорошее вино сберег доселе» (Ин. 2: 10). И еще одна деталь – браком в Кане сочетались отнюдь не богачи, а совсем наоборот. Раз им даже для такого значимого события в их жизни не хватило денег на угощение гостей. Это тоже урок и укор нашим современникам, боящимся рожать детей из-за финансовых соображений. В послевоенное время (40-50-е годы ХХ века) люди ютились в коммуналках, страна буквально восставала из руин, а люди хотели и рождали детей. А у нас сегодня есть все, и даже гораздо больше необходимого, а нам все мало…

Митрополит Калужский и Боровский Климент
Фото: mos.ru / Официальный сайт мэра Москвы
Источник


Семья — это МЫ

6 Июнь 2024 г.
2024 год объявлен Годом семьи. Институту семьи нужна помощь, даже можно сказать – реконструкция: сегодня немало людей не понимают, что предполагает семья, какой она должна быть.

В наши дни не хватает хороших примеров современных супружеских пар, про которые можно было бы сказать молодым: вот это семья, вот так надо жить. К сожалению, не каждый молодой человек на своем опыте знает, что такое хорошая, сплоченная семья, а в добавок у нас большой процент неполных семей, и них дети растут, не чувствуя любовь и заботу от одного из родителей, чаще всего отца.

В наших современниках настолько сильно собственное Я, настолько приоритеты расставляются в пользу своего эго, что никто не хочет даже пытаться работать над тем, чтобы в семье было МЫ, чтобы где-то предпочесть чужие интересы, а не свои. А уж требовать евангельского «возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22: 39) – есть все предпосылки, что вас просто поднимут на смех.

Люди не хотят учитывать, что у человека, с которым они хотят создать семью, есть родные люди, заботы, дела и обязанности, что он чей-то сын или чья-то дочь и не перестанет быть сыном или дочерью. В современных же реалиях, когда столько разводов, тот, кто собирается связать себя супружескими узами, нередко уже и родитель детей от предыдущего брака. И не все люди готовы это принять, но при этом в брак с таким человеком вступать собираются… И не было бы в том ничего предосудительного, если ими движет жертвенность, желание помочь кому-то. Но чаще всего таким человеком движет мысль: попробую еще раз.

Некоторые вполне взрослые люди как будто бы действительно рассчитывают, что то, что было в жизни их будущего супруга до них, просто растает без следа и перестанет проявляться. Но так не бывает.

Вспомню две реальные истории из современной жизни. После развода прошло много времени. Женщина не искала новых романов. Дочь выросла, у нее уже была своя семья и ребенок. И вдруг женщина, мама взрослой дочери и уже бабушка, повстречала мужчину, который ей очень понравился, а она ему. Он до этого женат не был, много работал. Из близких родных у него был старый отец. Уже немолодые мужчина и женщина вступили в брак, надеясь прожить в любви и согласии. Но скоро началось недовольство со стороны женщины: у отца ее мужа была тяжелая болезнь, поэтому к нему нередко нужно было приезжать, помогать ему, что сын и делал; ее же саму время от времени просили посидеть с внучкой, что тоже требовало времени. Женщине же хотелось, чтобы все время они с мужем уделяли друг другу, а так как это в реальной жизни не получалось, она все больше разочаровывалась. Что всему виной? Нереалистичные ожидания неюной женщины, ее нежелание понять элементарное: супруги друг для друга – очень важные люди, но невозможно бросить без помощи старого отца с тяжелой болезнью и радоваться надо тому, что есть внучка, есть с ней общение, ведь дети вырастают так быстро…

Слово «супруги» отнюдь не случайно связывают со словосочетанием «парная упряжка» – считается, что от него оно и произошло. Супруги – если они действительно супруги – должны вместе «везти» общую «упряжку», разделяя заботы друг друга.

Не могу не вспомнить повесть номинанта Патриаршей Литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия Натальи Евгеньевны Сухининой «Прощание славянки». Великая Отечественная война, лишения, трудности, которые выпали на долю главного героя Виктора Гладышева, его братьев и сестер – основной лейтмотив произведения. Я считаю еще одной из главных тем этой книги тему настоящей семьи.

В начале войны Гладышевы, несколько ребятишек разного возраста и пола, среди которых и Виктор, остались одни и без жилья. Мать умерла еще до начала войны, отец на фронте, дом сильно разрушен попавшим в него снарядом. Из Наро-Фоминска они уходят в Смолино, где жили раньше, и где есть родственница со стороны мамы тетя Аня. У Глотиковых Анны Антоновны и Ивана Федоровича своих несколько детей, семья большая. И только случайно ребята узнают, что общий ребенок у них всего один, а другие – от предыдущего семейного союза. Раньше оба были в браке, но муж Анны Антоновны был репрессирован много лет назад и с тех пор никаких сведений о нем не было. И когда не осталось надежды, что жив и вернется, она вышла замуж снова. Иван Федорович был вдовцом.

Когда эти, совсем не юные, люди решили соединить свои судьбы, они их действительно соединили. Оба понимали, что у каждого есть дети – и каждый принял детишек другого и начал относиться к ним так, как относился к своим. Родные люди супруга или супруги стали не досадным дополнением, а частью семьи, одного большого дома в широком понятии – такой, какой и должна быть семья. И это и так немаленькое семейство приняло к себе еще несколько детей Гладышевых – супруги Глотиковы ни на минуту мысли не допускали, что оставшихся без взрослых детей родственницы можно не взять к себе. А потом еще и молодая племянница с маленькой дочкой пришли – и их приняли. Юные Гладышевы понимали, что шесть детей – это много, что и место, и еда им нужны, сразу предупредили, что их шестеро, внутренне готовые к тому, что им могут не обрадоваться. Племянница стеснялась проситься к родным, у которых своих детей много, а еще и война уже идет. Но Глотиковы взяли всех нуждающихся в помощи, попавших в трудную ситуацию родных – и со всеми делили в непростое, скудное, опасное время кров и пищу. И сберечь старались всех.

На первый взгляд Анна Антоновна показалась юным Гладышевым строгой, но они быстро поняли: так только кажется, она добрая на самом деле и очень заботливая. Во время оккупации она старается держать подальше от глаз фашистов всех живущих в доме девочек – по понятным причинам…

Когда один из немцев стал обвинять ее племянника, что он украл у него сало, она смогла объяснить ему, что сам он не туда его положил, и оно испортилось. Уберегала она от беды мальчишек неоднократно. Иван Федорович был с ними в меру строг и разумно требователен. При этом он, не раздумывая, бросается спасать от расстрела мальчика, который ему по крови – не родня, он родственник жены, и спасает, понимая, что, скорее всего, будет убит сам. Он спасает жизнь ребенка, и его немцы отпускают, и они с Анной Антоновной дальше растят детей, и все они для них свои.

Хочу снова вернуться к теме семьи. Семья Глотиковых – это люди с большим любящим сердцем – по-настоящему любящим. Соединяя свои судьбы, они не мыслят о том, чтобы не разделить заботы, чтобы не дать ощущение семьи, любви, безопасности детям родным по крови и тем, кто оказался у них в силу сложных обстоятельств. Все дети становятся родными, все живут с чувством защищенности, крепкого и объединяющего дома. Они не могут не взять под свой кров оказавшихся в беде детей Гладышевых. А это уже плоды воспитания, идеи христианской морали: они взрослые, сильные люди, родители, как же они бросят пропадать других детей?

Огромное любящее сердце не допускает попустительства. Слово Анны Антоновны и Ивана Федоровича много значит в их доме. Домочадцы, вне зависимости от возраста, приучены к труду, от них ждут послушания старшим для их же блага. Как важно понимать это современным родителям: их роль в семье особая, их слово должно иметь вес, любовь к детям не означает вседозволенности. Ребенок нуждается в добром примере своих родителей, он больше запоминает их пример поведения, чем слова.

Когда сегодня молодые люди говорят слова любви и думают о вступлении в брак, стоило бы спросить себя: если понадобится я смогу соединить судьбы с этим человеком так, как супруги Глотиковы? Готов ли я к такой жертве, ради блага другого? Ведь вырастить детей – это жертва, жертва своим «Я», отказ от греховной самости, потому что семья – это «МЫ». И чем шире это «мы» – 4, 5, 6 детей, тем больше счастья.

Или вопрос необходимо ставить несколько иначе: для чего вообще я хочу создать семью? Каким представляю итог своей жизни, к чему мне надо стремиться, живя на земле (ведь все понимают, что мы здесь не на века пришли)? В чинопоследовании венчания есть такое песнопение: «Святии мученицы, добре страдальчествовавшии, и венчавшиися, молитеся ко Господу, помиловатися душам нашим» (тр. гл. 7). Святая Церковь называет брак таинством и уподобляет его подвигу мучеников. И не даром самое первое чудо Спаситель совершил на свадьбе в Кане в Галилее, по просьбе Своей Пречистой Матери. Той, что воспитала Его, растила и молилась о Нем, пока Он был мал. Именно это зачало Евангелия от Иоанна читается во время венчания (Ин. 2: 1-11), в котором повествуется, как Господь претворил воду в вино. Это тоже имеет смысл – первые взаимоотношения супругов уподобляются воде, а на «выходе», спустя много лет совместной жизни эти отношения должны быть крепкими, выстоявшимися, как хорошее вино. Помните, как охарактеризовал распорядитель праздника его качество? «…Ты хорошее вино сберег доселе» (Ин. 2: 10). И еще одна деталь – браком в Кане сочетались отнюдь не богачи, а совсем наоборот. Раз им даже для такого значимого события в их жизни не хватило денег на угощение гостей. Это тоже урок и укор нашим современникам, боящимся рожать детей из-за финансовых соображений. В послевоенное время (40-50-е годы ХХ века) люди ютились в коммуналках, страна буквально восставала из руин, а люди хотели и рождали детей. А у нас сегодня есть все, и даже гораздо больше необходимого, а нам все мало…

Митрополит Калужский и Боровский Климент
Фото: mos.ru / Официальный сайт мэра Москвы
Источник