Сегодня: Четверг 23 Май 2024 г.

Энергию молодых – в дело

Как-то я присутствовала на заседании Городской Думы, когда рассматривался вопрос о закрытии созданного при ней Молодёжного совета. Помниться, он создавался с целью консолидирования творческой, активной и инициативной молодёжи нашего города. Но… контакта, видимо, не произошло, раз пришлось его распускать.

Причины роспуска Молодёжного совета указывались разные. Не буду перечислять, какие именно. Однако мне думается, что в реальности, просто дела не нашлось настоящего для него. Ходить на общественно-политические праздники и размахивать флагами в качестве массовки молодым не интересно и скоро приедается. По себе знаю, начинаешь чувствовать себя эдаким красочным фоном образцово-показательного парада. Досуг – только в рамках образовательных учреждений. Клубов по интересам – нет. Спортсмены, кому за 20, пристраиваются с разрешения директоров в спортивных залах школ. Где собраться, куда, в какое русло, полезное и самому себе, и обществу, направить свою молодость, энергию, силу? Ни молодёжь не нашла ответа на эти основные вопросы, ни ей ничего не предложили.

Думаю, единственным объединяющим и направляющим фактором может служить молодым, как бы это ни звучало избито или высокопарно, патриотическая идея. Считаю, только она способна занять подрастающее поколение, научить любить и уважать свою Родину, чтить её исторические страницы и не умалять заслуги своих героев. Подождите улыбаться. Шесть лет назад я бы и сама не удержалась от улыбки, не прочувствуй сама, что означает слово патриотизм. Помогли поездки по родному краю, заменившие в выходные телевизор с пустыми передачами и фильмами, зомбирующий Интернет с социальными сетями. Начала путешествовать, открывая окружающий мир под собственным носом… Насмотрелась на заросшие и распаханные поля, покосившиеся и благоустраивающиеся деревенские дома, жителей глубинки, речки с глубокомысленными названиями (Белорогачка, Изверь) и поняла: патриотическое чувство заключается в тлеющем угольке жизни сёл и деревень и в людях, продолжающих жить на земле, в районных центрах, перемешавших в себе эпохи, в окружённых легендами уголках, и, наконец, в эхе войны...


Насчёт предложения. У меня такое есть. Правда, оно далеко и не ново. Пора превратить лозунг «Память хранят молодые» в реальность. Хватит держать его, будто сакральную книгу на полке, и доставать лишь в подходящий момент. Надо каждодневно осуществлять содержащийся в нём смысл. Как? Да самыми простыми вещами. Пусть молодёжь возьмёт под свой контроль все объекты военной истории 1941-1945 годов. Обязательными должны стать школьные походы к ним в течение всего учебного года. Уборка памятных мест, фото на них и их количество могут стать атрибутом портфолио и предметом гордости каждого учащегося. Изучить свой район и побывать на наиболее известных в области мемориалах – Зайцева Гора, Букань, Безымянная и Гнездиловская высота, Павловский и Суковский плацдарм, Ильинские рубежи – чем не подвиг в мирное время? Лишь самостоятельно прошагав и увидев «те пяди и крохи», которые геройски отстояли, полив кровью, наши предки, подростки узнают сколь велико незаживающих ран на карте памяти России и поймут, за что праотцы воевали.


Нелишне будет проведение среди школьников акции «Напиши письмо деду» с доставкой «треугольного послания» на дедову могилу самостоятельно или через близлежащие школы. Эффект от работы подобной «полевой почты» мне довелось испытать на себе в людиновских Котовичах. Здесь меня привлёк ламинированный фотоснимок и тетрадный листок, сложенный треугольником и присланный из Татарстана. Кое-как разобрала рукописный текст, размытый дождём и адресованный Сергею Михайловичу Степанову: «Дорогой прадед! Вот спустя 70 лет родные тебя нашли. Я Катя – твоя правнучка – привезла тебе поклон от твоей дочери, правнуков и праправнуков. Ты погиб на чужбине… 1500 км от дома… привезла горсть родной земли... Спасибо тебе… помним… Татарстан». Насколько же глубоки и проникновенны бывают слова благодарности потомков тем, кому мы обязаны свободой и независимостью.


Было бы хорошо создать волонтёрские группы для сопровождения родственников на захоронения павших солдат. А то, сколько можно, сердобольной бабе Кате, не допросившейся помощи сельской администрации и местных депутатов, водить приезжих в далёкие, например, Загоричи, забывая на старости лет нужные тропинки и повороты? Заниматься этой деятельностью, на мой взгляд, стоит обязать министерство спорта, туризма и молодёжной политики, а не сельсоветы, чьи кадры составляют одни пожилые. Резонно возложить на него приём заявок от поселений на предоставление команды помощников по благоустройству памятных мест, разработку турпоходов, обустройство стоянок и размещение указателей вдоль маршрутов.


Впереди – юбилей Победы в Великой Отечественной войне – 70-летие. Хочется поделиться мыслями, к чему, с моей точки зрения, сложившейся в ходе многочисленных поездок по Калужскому краю, надо стремиться, чтобы встретить его достойно. Во-первых, срочно требуют персонального обозначения братские могилы, не имеющие, даже спустя практически семь десятилетий, ни мемориальных досок, ни соответствующих надписей, ни оград. Оставаясь безымянными, они в ближайшем будущем превратятся в невидимок. Население в сельской местности сокращается, некому за ними смотреть и ухаживать. Несмотря на ежегодные благоустройства, часто встречаются «голые» деревянные кресты, обелиски и просто могильные холмы. Поиск и идентификация захоронения в этом случае затрудняется. Взять в пример населённые пункты, такие как Прилепы и нежилой Красный Бор Куйбышевского района, Ильинское – Хвастовичского, Никитинку – Думиничского. Перечень типа «пойди туда, не знаю куда, найди то, не представляю что», на самом деле огромен.


Другая важная задача – установка новых и восстановление утраченных плит со списками захороненных. Касательно первого. Благодаря архивной работе Министерства обороны постоянно возвращаются из небытия имена погибших. Добавляя фамилии на мемориалах, возникает картина подвига всех народов, населяющих нашу огромную страну. Ведь рядом друг с другом воевали и украинцы, и грузины, и татары, и узбеки, и русские... Меня поразила именная табличка в Ослинке Жиздринского района, привезённая родственниками в честь «осетинского сына России». Во втором случае, речь идёт вот о чём. После праздников и посещений на плитах, очень часто лежащих горизонтально или с небольшим наклоном (почему бы ни ставить их изначально вертикально?), остаются цветы и венки. От дождя живые и пластмассовые букеты преют, гниют и, тем самым, портят гранитную крошку. Строчки «зеленеют» и истираются.


Особый вопрос – возведение памятников землякам. Некоторые не придают им должного значения. Напрасно! Читая одинаковые фамилии, дрожь пробирает. Наступает осознание – война не прошла мимо, войдя в дома соседей, не пощадив твоих близких, губя стариков, матерей, детей. Целыми семьями забирала – проклятая!

Печально наблюдать уход в прошлое скульптурных композиций и обелисков. Именно с этими памятниками на протяжении десятилетий ассоциировалась военная тематика. На деревенском кладбище в Сельцах Кировского района некогда преклонял колени солдат, сжимавший в руках древко красного знамени. Взгляд добравшегося сюда сразу устремлялся на него. Теперь же разбитые и утрамбованные трактором куски его бетонного тела покоятся неподалеку в яме. Вместо застывшего героя благоустроители водрузили черную стелу, растворившуюся в окружении десятков себе подобных. Граненые и сужающиеся кверху столбики с красной звездой на вершине также заменяются бездушным и бесформенным гранитом. Смотрится, безусловно, дорого и, увы, безлико. Призываю, не лишайте нашу память «обелискового сердца».

Закончить свои рассуждения хочется самым главным, чего нужно избегать. Я имею в виду огульное благоустройство! Случается, в стремлении улучшить состояние братских могил забывается, что, собственно, улучшается. В земле лежат человеческие останки, а нами на них ради личного комфорта устраивается сквер. Так, центральные захоронения в Ульянове, Козельске служат «образцами» заботы и внимания, бездумно превратившись в прогулочные зоны мамочек с колясками, ребятишек, катающихся на велосипедах, некоторые вообще не гнушаются проехать и на скутере по ровно уложенной сплошным ковром тротуарной плитке. Красота? Идиллия? Отдых на костях!

Скажите, молодёжь, если нам с вами не взяться за дело сейчас, к чему придём мы, потомки победителей, завтра?


Оксана БАРКОВА.

Фото Михаила ЧУПРИНИНА.

Опубликовано в газете "Знамя труда" 14.07.2012



Энергию молодых – в дело

Как-то я присутствовала на заседании Городской Думы, когда рассматривался вопрос о закрытии созданного при ней Молодёжного совета. Помниться, он создавался с целью консолидирования творческой, активной и инициативной молодёжи нашего города. Но… контакта, видимо, не произошло, раз пришлось его распускать.

Причины роспуска Молодёжного совета указывались разные. Не буду перечислять, какие именно. Однако мне думается, что в реальности, просто дела не нашлось настоящего для него. Ходить на общественно-политические праздники и размахивать флагами в качестве массовки молодым не интересно и скоро приедается. По себе знаю, начинаешь чувствовать себя эдаким красочным фоном образцово-показательного парада. Досуг – только в рамках образовательных учреждений. Клубов по интересам – нет. Спортсмены, кому за 20, пристраиваются с разрешения директоров в спортивных залах школ. Где собраться, куда, в какое русло, полезное и самому себе, и обществу, направить свою молодость, энергию, силу? Ни молодёжь не нашла ответа на эти основные вопросы, ни ей ничего не предложили.

Думаю, единственным объединяющим и направляющим фактором может служить молодым, как бы это ни звучало избито или высокопарно, патриотическая идея. Считаю, только она способна занять подрастающее поколение, научить любить и уважать свою Родину, чтить её исторические страницы и не умалять заслуги своих героев. Подождите улыбаться. Шесть лет назад я бы и сама не удержалась от улыбки, не прочувствуй сама, что означает слово патриотизм. Помогли поездки по родному краю, заменившие в выходные телевизор с пустыми передачами и фильмами, зомбирующий Интернет с социальными сетями. Начала путешествовать, открывая окружающий мир под собственным носом… Насмотрелась на заросшие и распаханные поля, покосившиеся и благоустраивающиеся деревенские дома, жителей глубинки, речки с глубокомысленными названиями (Белорогачка, Изверь) и поняла: патриотическое чувство заключается в тлеющем угольке жизни сёл и деревень и в людях, продолжающих жить на земле, в районных центрах, перемешавших в себе эпохи, в окружённых легендами уголках, и, наконец, в эхе войны...


Насчёт предложения. У меня такое есть. Правда, оно далеко и не ново. Пора превратить лозунг «Память хранят молодые» в реальность. Хватит держать его, будто сакральную книгу на полке, и доставать лишь в подходящий момент. Надо каждодневно осуществлять содержащийся в нём смысл. Как? Да самыми простыми вещами. Пусть молодёжь возьмёт под свой контроль все объекты военной истории 1941-1945 годов. Обязательными должны стать школьные походы к ним в течение всего учебного года. Уборка памятных мест, фото на них и их количество могут стать атрибутом портфолио и предметом гордости каждого учащегося. Изучить свой район и побывать на наиболее известных в области мемориалах – Зайцева Гора, Букань, Безымянная и Гнездиловская высота, Павловский и Суковский плацдарм, Ильинские рубежи – чем не подвиг в мирное время? Лишь самостоятельно прошагав и увидев «те пяди и крохи», которые геройски отстояли, полив кровью, наши предки, подростки узнают сколь велико незаживающих ран на карте памяти России и поймут, за что праотцы воевали.


Нелишне будет проведение среди школьников акции «Напиши письмо деду» с доставкой «треугольного послания» на дедову могилу самостоятельно или через близлежащие школы. Эффект от работы подобной «полевой почты» мне довелось испытать на себе в людиновских Котовичах. Здесь меня привлёк ламинированный фотоснимок и тетрадный листок, сложенный треугольником и присланный из Татарстана. Кое-как разобрала рукописный текст, размытый дождём и адресованный Сергею Михайловичу Степанову: «Дорогой прадед! Вот спустя 70 лет родные тебя нашли. Я Катя – твоя правнучка – привезла тебе поклон от твоей дочери, правнуков и праправнуков. Ты погиб на чужбине… 1500 км от дома… привезла горсть родной земли... Спасибо тебе… помним… Татарстан». Насколько же глубоки и проникновенны бывают слова благодарности потомков тем, кому мы обязаны свободой и независимостью.


Было бы хорошо создать волонтёрские группы для сопровождения родственников на захоронения павших солдат. А то, сколько можно, сердобольной бабе Кате, не допросившейся помощи сельской администрации и местных депутатов, водить приезжих в далёкие, например, Загоричи, забывая на старости лет нужные тропинки и повороты? Заниматься этой деятельностью, на мой взгляд, стоит обязать министерство спорта, туризма и молодёжной политики, а не сельсоветы, чьи кадры составляют одни пожилые. Резонно возложить на него приём заявок от поселений на предоставление команды помощников по благоустройству памятных мест, разработку турпоходов, обустройство стоянок и размещение указателей вдоль маршрутов.


Впереди – юбилей Победы в Великой Отечественной войне – 70-летие. Хочется поделиться мыслями, к чему, с моей точки зрения, сложившейся в ходе многочисленных поездок по Калужскому краю, надо стремиться, чтобы встретить его достойно. Во-первых, срочно требуют персонального обозначения братские могилы, не имеющие, даже спустя практически семь десятилетий, ни мемориальных досок, ни соответствующих надписей, ни оград. Оставаясь безымянными, они в ближайшем будущем превратятся в невидимок. Население в сельской местности сокращается, некому за ними смотреть и ухаживать. Несмотря на ежегодные благоустройства, часто встречаются «голые» деревянные кресты, обелиски и просто могильные холмы. Поиск и идентификация захоронения в этом случае затрудняется. Взять в пример населённые пункты, такие как Прилепы и нежилой Красный Бор Куйбышевского района, Ильинское – Хвастовичского, Никитинку – Думиничского. Перечень типа «пойди туда, не знаю куда, найди то, не представляю что», на самом деле огромен.


Другая важная задача – установка новых и восстановление утраченных плит со списками захороненных. Касательно первого. Благодаря архивной работе Министерства обороны постоянно возвращаются из небытия имена погибших. Добавляя фамилии на мемориалах, возникает картина подвига всех народов, населяющих нашу огромную страну. Ведь рядом друг с другом воевали и украинцы, и грузины, и татары, и узбеки, и русские... Меня поразила именная табличка в Ослинке Жиздринского района, привезённая родственниками в честь «осетинского сына России». Во втором случае, речь идёт вот о чём. После праздников и посещений на плитах, очень часто лежащих горизонтально или с небольшим наклоном (почему бы ни ставить их изначально вертикально?), остаются цветы и венки. От дождя живые и пластмассовые букеты преют, гниют и, тем самым, портят гранитную крошку. Строчки «зеленеют» и истираются.


Особый вопрос – возведение памятников землякам. Некоторые не придают им должного значения. Напрасно! Читая одинаковые фамилии, дрожь пробирает. Наступает осознание – война не прошла мимо, войдя в дома соседей, не пощадив твоих близких, губя стариков, матерей, детей. Целыми семьями забирала – проклятая!

Печально наблюдать уход в прошлое скульптурных композиций и обелисков. Именно с этими памятниками на протяжении десятилетий ассоциировалась военная тематика. На деревенском кладбище в Сельцах Кировского района некогда преклонял колени солдат, сжимавший в руках древко красного знамени. Взгляд добравшегося сюда сразу устремлялся на него. Теперь же разбитые и утрамбованные трактором куски его бетонного тела покоятся неподалеку в яме. Вместо застывшего героя благоустроители водрузили черную стелу, растворившуюся в окружении десятков себе подобных. Граненые и сужающиеся кверху столбики с красной звездой на вершине также заменяются бездушным и бесформенным гранитом. Смотрится, безусловно, дорого и, увы, безлико. Призываю, не лишайте нашу память «обелискового сердца».

Закончить свои рассуждения хочется самым главным, чего нужно избегать. Я имею в виду огульное благоустройство! Случается, в стремлении улучшить состояние братских могил забывается, что, собственно, улучшается. В земле лежат человеческие останки, а нами на них ради личного комфорта устраивается сквер. Так, центральные захоронения в Ульянове, Козельске служат «образцами» заботы и внимания, бездумно превратившись в прогулочные зоны мамочек с колясками, ребятишек, катающихся на велосипедах, некоторые вообще не гнушаются проехать и на скутере по ровно уложенной сплошным ковром тротуарной плитке. Красота? Идиллия? Отдых на костях!

Скажите, молодёжь, если нам с вами не взяться за дело сейчас, к чему придём мы, потомки победителей, завтра?


Оксана БАРКОВА.

Фото Михаила ЧУПРИНИНА.

Опубликовано в газете "Знамя труда" 14.07.2012